5 новых российских фильмов о том, как пережить кризис

Aleksandr Molochnikov/Bad Decisions Productions, 2020
Как разорвать порочный круг и вырваться из плена отношений и обстоятельств - ловите подборку мотивирующих фильмов для лучшего понимания себя и других.

1. Кто-нибудь видел мою девчонку (реж. Ангелина Никонова)

Санкт-Петербург, начало 1990-х. Красавица-студентка влюбляется в своего преподавателя-киноведа.

Между ними начинается бурный роман, но это тот случай, когда любовь внезапно достигает той опасной грани, за которой лишь боль, алкоголь, отчаяние, наркотики и смерть. Все вроде кончено, но и семнадцать лет спустя, полностью изменив свою жизнь и перебравшись во Францию, успешная и независимая героиня продолжает жить в том мучительном прошлом, в котором она была женой и музой безрассудного интеллектуала. 

Фильм снят по автобиографической книге журналистки Карины Добротворской «Кто-нибудь видел мою девчонку? Сто писем к Сереже», повествующей о ее романе с выдающимся российским киноведом Сергеем Добротворским, трагически ушедшем из жизни в 1997 году.

Этот ностальгический фильм прежде всего о природе любви: стремительной, разрушительной, хрупкой и обреченной. Это размышление о свободе и слабости, страсти и пороке, эгоизме и саморазрушении. «Кто-нибудь видел мою девчонку» -- не риторический вопрос, а всего лишь робкая попытка отрефлексировать боль, найти ответы на «вечные вопросы», переосмыслить и, возможно, отпустить прошлое.  

2. Sheena667 (реж. Григорий Добрыгин)

Вадим и Оля живут крохотном Вышнем Волочке (320 км к северо-западу от Москвы). Он работает автомехаником, она на почте.

Предел их мечтаний – пригнать из Германии подержанный эвакуатор. Но амбициозные планы рушатся, когда наивный как ребенок Вадим подсаживается на вэбкам и влюбляется в голубоглазую американку с ником Sheena667. Автомеханик даже начинает учить английский язык, -- «коготок увяз, всей птичке пропасть»…

Это  талантливый режиссерский дебют известного актера Григория Добрыгина, лауреата Берлинале-2010 за роль в драме «Как я провел этим летом». Премьера драмеди состоялась во время международного кинофестиваля в Роттердаме в этом году.

Балансируя на грани бреда, сатиры и абсурда, этот тонкий, сложный и пронзительный фильм повествует о нелепых, будто происходящих в параллельной реальности, событиях. Юмор Добрыгина, совсем как у Н.В. Гоголя, заключается в неподражаемом авторском взгляде режиссера на «маленького человека», - сквозь смех и слезы.

«Sheena667» -- трагикомедия о современной русской жизни, сотканная из блестящих диалогов, сбивающих с толку сюжетных линий и прелестных пейзажей, снятых оператором Андрея Звягинцева, Михаилом Кричманом.

3. Скажи ей (реж. Александр Молочников)

«Я почти не помню своих родителей счастливыми вместе», - с грустью вспоминает 11-летний Саша, чьи мама с папой разводятся. За окном Санкт-Петербург конца 1990-х, маячат разводные мосты, недвусмысленно намекая, что нервозная Светлана и вспыльчивый Артем до смерти надоели друг другу.

Она уходит от взбалмошного мужа к приземленному американцу и хочет увезти Сашу с собой в США. Ранимый мальчик оказывается между двух огней - он не в состоянии решить, кого он «любит больше». Беда в том, что, перестав слышать и понимать друг друга, родители-манипуляторы перестают слышать и собственного сына, «играя в футбол» на чувствах ребенка. 

Для режиссера Молочникова эта семейная драма в какой-то степени автобиографична: в детстве он пережил болезненный развод родителей и несколько лет провел с матерью в Америке. 

«Скажи ей» – наглядное (хоть и не самое оригинальное) пособие по тому, как не стоит вести себя во время развода. Семейная драма Молочникова – своего рода «погружение с аквалангом» в бездну расставания и боли. Лучшая сцена-метафора фильма, когда родители по эстафете передают друг другу сына через питерский мост, неумолимо разделяющий жизнь семьи на «до» и «после».

4. Станиславский. Жажда Жизни (реж. Юлия Бобкова)

Документальный фильм о легендарном Константине Станиславском на первый взгляд выбивается из ряда психологических мелодрам. Но на самом деле он также рассказывает о вечном преодолении и поиске себя. «Организуй самого себя. Научись трудное делать привычным, привычное - лёгким и лёгкое – прекрасным», - писал режиссер и теоретик театра. Его идеи реформировали мировой облик театра почти так же, как теория относительности Альберта Эйнштейна изменила ландшафт научной мысли. Станиславский вписал свое имя в учебники истории как самый влиятельный и революционный театральный деятель в области актерского мастерства и драматического искусства. 

Герои этого документального фильма, - маститые современные режиссеры театра и кино (Лев Додин, Кирилл Серебренников, Деклан Доннеллан) делятся своими воспоминаниями о том, как знаменитый «метод Станиславского» повлиял на их творчество. 

«Я вас сразу выключаю из плоскости актерства и помещаю в плоскость ваших человеческих воспоминаний,» - говорит Станиславский в черно-белом кадре архивной съемки. Его отношения с актерами были плодотворными, но неидеальными. Станиславский был требователен к себе и к другим, и до последнего дня пытался постигнуть природу жизни человека на сцене.

«Следовать Станиславскому – это прежде всего следовать его самомучительству. Это все время понимать, что ты не гений, быть больным этим комплексом и делать все, чтобы хотя бы как-то приблизиться к гениальности… Огромную энергию Станиславский тратил на тех, кому она совершенно бесполезна, и закончил свою жизнь в полном, глобальном одиночестве».

5. Одесса (реж. Валерий Тодоровский)

Жаркое советское лето 1970-го года. Вальяжный журналист-международник Борис и его сын-второклассник Валера прилетают в Одессу к родственникам.

В это время здесь вспыхивает эпидемия холеры, и жители города оказываются в локдауне. Тут-то все «тайное» и становится явным. Отношения между Борисом и его тещей и тестем оставляют желать лучшего. Да и отношения с женой, похоже, тоже давно зашли в тупик. Худшего момента и не придумать, но именно сейчас, когда «невыездные» родственники готовы убить друг друга, Борис влюбляется в несовершеннолетнюю соседку по дому.

Атмосфера одесского двора, виртуозно воссозданная титулованным  оператором Романом Васьяновым, (он снимал фильм по старинке, на пленку, а не на цифру) намекает на то, что для родившегося в Одессе и прожившего там первые десять лет жизни Тодоровского, эта история — глубоко интимная, ностальгическая. Сам режиссер говорит, что снимал кино не про Одессу, а про мир, которого больше нет, и про то чувство раскрепощенности и свободы, которое люди испытали, попав в весьма нетривиальные обстоятельства. 

Погрузившись в "Одессу", Тодоровский попытался материализовать свой ненавязчивый сон про детство, про то, как люди, застрявшие в южном, летнем городе, вдруг открыли себя с максимальной степенью откровенности — будто перестали чего-то бояться и стали теми, кто они есть на самом деле. 



Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен