Как Лев Толстой провел последние дни жизни 

Владимир Чертков/Государственный музей Л. Н. Толстого; Russia Beyond
За 10 дней до кончины 82-летний писатель буквально сбежал из дома и скрывался от жены. Что происходило с ним до и после побега, кто был с ним в эти дни - и как в России отреагировали на новость о смерти гения. 

20 ноября 1910 года ушел из жизни один из главных русских писателей, и пожалуй, самый плодовитый. Эксцентричный ночной побег старца из усадьбы Ясная Поляна стал детективной историей, которую активно освещала пресса.  А за последними днями его жизни следила вся страна.

Духовный переворот и попытки уйти из дома

Примерный семьянин, Лев Толстой долгие годы в своих романах транслировал важность семейных ценностей. Любовь, брак, дети - все это он считал смыслом жизни вместе с постоянным духовным самосовершенствованием. Однако в 1880-х, уже будучи за 50 лет, Толстой переживает сильнейший внутренний переворот. Он меняет отношение к религии, разочаровывается в церкви и в браке как священном союзе мужчины и женщины.  

Меняется и его отношение к частной собственности - Толстой пытался освободиться от богатств, стал носить легендарную рубаху, работать на земле вместе с крестьянами. Кроме того, он решил отказаться и от авторских прав на свои произведения - что вызвало большой скандал в семье. Жена Толстого Софья Андреевна была решительно против. Ведь это означало, что семья останется без средств, а многочисленные дети Толстого без наследства. 

Переворот, случившийся с Толстым был первой предпосылкой его бегства. В 1880-х у писателя появляется навязчивая идея отказаться от всего «развратного»: барского образа жизни, его славы и денег. Единственным способом покончить с этим ему видится уход из дома и чуть ли не бродяжническая жизнь, «слияние с народом». 

Чертков на плече у Толстого

В этих порывах Толстого очень поддерживает его поклонник и личный помощник Владимир Чертков. Он оказывает на писателя большое влияние, часто и без приглашения приезжает в Ясную Поляну и даже сам предлагает Толстому бросить семью, где его новую философию якобы не понимают. 

Чертков становится безусловным раздражителем для Софьи Андреевны. Атмосфера в семье накаляется, между супругами постоянно возникают конфликты. 

Лев Толстой и Владимир Чертков в кабинете яснополянского дома

«Он сегодня громко вскрикнул, что самая страстная его мысль о том, чтобы уйти из семьи», - пишет в дневнике Софья Андреевна летом 1882 года. Через неделю возник очередной конфликт, жена обвинила Толстого в безответственном отношении к семейным деньгам и он ушел из дома с одним мешком вещей. 

«С полдороги до Тулы он повернул обратно из-за близких родов жены. На следующий день родилась их младшая дочь Александра», - пишет Андрей Зорин в биографии «Жизнь Льва Толстого. Опыт прочтения» (НЛО, 2020). Александра станет личным секретарем и преданным другом и помощником отца. Ей он в итоге и завещал все права на свои произведения.

Толстой и Софья Андреевна в 48-ую годовщину свадьбы

Через 12 лет Толстой вновь хочет уйти и даже пишет прощальное письмо Софье: «Уйти от вас до сих пор я тоже не мог, думая, что я лишу детей, пока они были малы, хоть того малого влияние, к[оторое] я мог иметь на них...» Однако письмо он так и не отдает, и остается дома. Тогда противоречия между греховными мыслями и соблазнами и желанием вести праведный образ жизни Толстой отображает в повести «Отец Сергий». Она начинается с того, что красавец-офицер разрывает помолвку, уходит с перспективной службы и направляется в монастырь. Видимо, о такой судьбе грезит и сам Толстой.  

Толстой отказывается от Нобелевской премии, когда только проходит слух, что ему собираются ее присудить. Он также делает все возможное, чтобы предотвратить масштабное празднование собственного 80-летия в 1908 году.

Стремление укрыться от бремени славы было для него и личной, и общественной, и художественной задачей - Толстой искал способы редуцировать собственное присутствие не только в литературном процессе, но и в самом тексте», - пишет Зорин. 

«Бегство из рая»

В ночь на 10 ноября 1910 года (по новому стилю) Толстой тайно бежал, взяв лишь немного вещей. Его сопровождал личный врач Маковицкий, разбуженный внезапно среди ночи и не подозревавший о намерениях старца. На утро дочь Александра передала матери письмо, в котором Толстой сообщал, что уезжает навсегда. «Я делаю то, что обыкновенно делают старики моего возраста. Уходят из мирской жизни, чтобы жить в уединении и в тиши последние дни своей жизни», - писал Толстой.

Лев Толстой и его личный врач Душан Петрович Маковицкий в Ясной Поляне, 1909

Софья Андреевна была в отчаянии, она не знала, ни где ее 82-летний муж, ни куда он направляется. Толстой был может и крепким стариком, но у него случались обмороки и даже провалы в памяти, к тому же у него было больное сердце - такой побег грозил ему неминуемой смертью. 

Толстой с врачом сели на поезд и решили сначала доехать до ближайшего города - Тула. Павел Басинский, автор книги о последних днях жизни Толстого «Бегство из рая» («Редакция Елены Шубиной», АСТ, 2010), пишет, что маршрут, а главное, конечная цель побега, были неизвестны самому беглецу: «Толстой ясно представлял себе, откуда и от чего он бежит, но куда направляется и где будет его последнее пристанище, он не только не знал, но старался об этом не думать». 

Вскоре известие об эксцентричном поступке Толстого стало известно местной прессе и тульские корреспонденты повсюду стали следовать за писателем, в газетах велись подробные хроники его действий и передвижений. «В Белеве Лев Николаевич выходил в буфет и съел яичницу». 

Сложным маршрутом, сменив несколько поездов, Толстой действительно доехал до монастыря Шамордино, где жила его сестра, после чего решил ехать на юг, в Болгарию - и вернулся к своему железнодорожному вояжу. В дороге писатель простудился, что привело к крупозному воспалению легких. Врач Маковицкий принял решение снять больного с поезда на ближайшей станции.

Один из корреспондентов, следивших на передвижением Толстого, телеграфировал Софье Андреевне: «Лев Николаевич в Астапове у начальника станции. Температура 40°».

Станция Астапово - последний приют

Сейчас эта маленькая железнодорожная станция в Липецкой области называется «Лев Толстой». В 1910 году к Астапово было приковано внимание всей страны. 13 ноября, через несколько дней после ухода из дома, тяжело больного Толстого доставили в дом начальника станции - более подходящего и комфортного помещения не нашлось. Писатель был практически в беспамятстве и задыхался. Несколько врачей пытались спасти Толстого, но он просил не надоедать ему - и положился на волю божью. 

Станция Астапово. Репродукция

О положении Толстого забеспокоились в высших кругах - даже столичные чиновники собирали совещания, а окрестные губернаторы, министерство внутренних дел и управление железной дорогой обязало местных полицейских и сотрудников станции телеграфировать как можно чаще. 

К Астапово первым делом съехались журналисты, но постепенно начали прибывать люди самых разных сфер и рангов, а также огромное количество поклонников писателя. «Создавалось впечатление, что в эти семь дней на станции не умирал пусть и знаменитый, но всё-таки частный человек, а решалась судьба империи, и за решением этой судьбы наблюдал весь земной шар», - пишет Басинский.  

Раньше всех к Толстому приехал его помощник Чертков. Жену же Толстой видеть категорически не хочет и даже боится, что она приедет, бредя по ночам: «Удрать… Удрать… Догонять…». 

И все же в Астапово отправилась и Софья Андреевна - она знала о беспомощности мужа в бытовом плане, очень переживала: «Кто ж ему маслица-то там подаст!» Она рвалась к мужу, но как пишет Басинский, «коллективным решением докторов и всех детей ее постановили не пускать и ничего не сообщать Толстому о ее прибытии».

Тогда Софья Андреевна решила активно общаться с журналистами. Она снималась для фото и кинохроники и давала интервью, рассказывая о сорока восьми годах счастливой семейной жизни. 

Ее пустили к Толстому за несколько часов до его смерти, когда он был уже без сознания. Она «спокойно подошла к нему, поцеловала его в лоб, опустилась на колени и стала ему говорить: „Прости меня“ и еще что-то, чего я не расслышал», - вспоминал их сын Сергей. 

Вынос тела Л. Н. Толстого в Астапове, 1910

На прощание в Ясную Поляну съехалось огромное количество людей. Как завещал сам Толстой, церемония была не православная, а светская. И похоронили же его в самой усадьбе, без креста или памятника - лишь сделали земляную насыпь, усеяв ее травой.

Смерть Толстого стала новостью номер один в России. Газеты публиковали даже слова сожаления Николая II о «кончине великого писателя, воплотившего во время расцвета своего дарования в творениях своих образы одной из славных годин русской жизни».

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен