Больше никаких оправданий: Как полиаморы ломают правила в любви и сексе

Getty Images
Общество пока не готово принять полиаморный взгляд на любовь: право иметь отношения сразу с несколькими людьми, не терзая себя при этом муками совести. Но сами полиаморы считают, что это временно.

Я представляла, что увижу людей с коктейлями в руках в расслабленных позах, увижу девушек с открытыми плечами, увижу двоих-троих-четверых, целующихся где-то в углу. Я ожидала самого худшего, когда за час до этого получила сообщение от незнакомца: «Приходи. Мы в шкафчике. Ласкаем девушек и играем». За неделю до этого я разместила пост с просьбой пригласить меня на ближайшую вечеринку полиаморов.

Но реальность оказалась более тривиальна.

Это была маленькая прокуренная комнатка в джазовом баре в центре Москвы: подвальном помещении без вывески, между продуктовым магазином и кофейней. Попасть в нее можно только через платяной шкаф в коридоре кабака - отсюда и "шкафчик" в приглашении. В комнате вокруг стола собралось шесть человек. Все вместе было похоже на чаепитие, а на столе лежало домино.

«Больше никого не ждем. Остальные устали после оргии и не придут», – говорит под общий смех большой человек с рыжей бородой, покуривая трубку.

[Изображение приводится в иллюстративных целях. Это - не настоящие полиаморы]

Он называет себя Тур, как первобытного дикого быка, которого к XVII веку полностью истребили. В комнате еще четыре девушки и Иэн – небинарный трансгендер, что означает, он не считает себя ни женщиной, ни мужчиной.

Все присутствующие разделяют один образ жизни, одну философию, один современный, неприемлемый большей частью общества взгляд на любовь. Все они имеют отношения (или знают о себе, что могли бы иметь) сразу с несколькими партнерами, и каждый из партнеров знает про существование других.

«Мы полиаморы. В двух словах – это этичная немоногамия, – говорит Тур. – Но это если объяснять простыми словами».

Брак треснул

Когда-то давно у 41-летнего Тура была жена. Их счастливый традиционный брак длился почти десять лет, он был первым мужчиной в ее жизни. До того момента, пока она не влюбилась в их ученика.

«У нас был Театр огня, куда мы набирали новых участников. Пришел один парень. Мы его растили и воспитывали. В один момент она почувствовала, что полюбила его. И сказала, что уходит, – говорит Тур. – Правда, перед этим прозвучала фраза: мол, мы бы жили все вместе, если бы я была воспитана иначе».

А еще Тур говорит, что они не могли завести детей, и жена считала, что это его вина. В один из кризисных моментов их совместной жизни она назвала его «импотентом». После этого он один уехал на фестиваль, там в него влюбилась девушка. Она сказала, что хочет от него детей. Он не колебался ни минуты. Так у него появилась единственная дочь. После этого он решил, что всегда был способен к полиаморным отношениям.

Сейчас Тур все еще владеет театром, но уже сам, без жены. Еще он строит и продает дома, консультирует по недвижимости, строит исторические суда вроде драккар или ушкуй и ходит на них по северным маршрутам.

Одна из его девушек сидит рядом, положив голову на его плечо. Она представляется Лисёнком. На ней просторная футболка не по размеру, а на тонких руках - разноцветные фенечки из бисера. Ей 18 лет.

Они познакомились в интернете, и встречаются почти год. Первые полгода все было вполне моногамно. А потом она влюбилась в девушку, и Тур не увидел в этом ничего страшного. Он считает - это нормально, если она кого-то еще полюбит. Тогда он рассказал ей про полиаморию.

Тоже какие-то полиаморы из фотобанков. Настоящие почему-то сниматься отказались

Теперь у Лисёнка есть две девушки, два парня и Тур, который большую часть времени живет с ней.

«Ольга, Аська…», - Тур загибает пальцы, пытаясь посчитать, сколько связей хотя бы за последние два месяца было у него. Пальцев не хватает. Они смеются, и их смех заглушает звуки джаза из соседнего зала.

«Что ж, речь идет о нескольких десятках», – наконец говорит Tur. Он расслаблен. Его глаза бесстрастны. Его поза говорит вам: а что, какие-то проблемы?

“Это может показаться чем-то плохим”

«Так что, полиамория - это если ты спишь не с одним человеком, а с несколькими? Или полиамория – это не всегда история про секс?» - спрашиваю я Иэна.

«Нет, это не про что-то конкретное – любовь или секс. Это про разнообразие отношений и возможностей», - отвечает он.

Иэн - 21-летний дизайнер. У него грубый голос, короткие жесткие волосы на голове и свободная майка, которая оголяет черные густые волосы подмышками.

Когда близкие не приняли его трансгендерность, он сбежал из дома. Иэн сам выбрал для себя это новое имя, которое имеет древнеирландское значение “бог милостив” и древнееврейское – “дар божий”. У него есть бойфренд и пока он только с ним. Но это пока.

Люди, которые выбирают полиаморию, часто чувствуют себя запертыми в традиционным отношениях. Им в них душно, говорят они. А еще они бы не хотели когда-либо делать выбор между людьми, к которым имеют чувства. Они просто не понимают – зачем?

«Это может сейчас показаться вам чем-то плохим, но это никого не оскорбляет», - говорит Иэн. Он рассказывает про структуру полиаморных отношений, которая будет выглядеть так, как тебе удобно. Здесь нет универсальных связей, нет «нормы».  

Еще какие-то полиаморы-позеры... Нет, определенно жаль, что настоящие полиаморы отказались фоткаться для этой статьи.

Все партнеры могут любить друг друга и жить вместе. Есть отношения, где всех связывает только один человек: к нему партнеры испытывают влечение и романтические чувства, но друг к другу – нет. Или, например, один человек в паре моногамен, а второй – полиамор, и они принимают друг друга.

В конце концов, секс - это проявление любви, но лишь одно из. Есть полиаморные отношения без секса вовсе или без любви (полиаморию практикуют, в том числе, асексуалы и аромантики).

И еще Иэн говорит: полиамория не означает, что ты не можешь сделать больно. Это не значит, что ты неуязвим перед ревностью или изменой. Потому что измена - это не про секс на стороне, это про нарушение договоренностей.

Однажды бойфренд Иэна пришел к нему и сказал: «Мне страшно, что однажды тебе понравится с кем-то больше, чем со мной. И ты уйдешь к этому человеку полностью». Иэн осторожно объяснил, почему этого не случится, а если все-таки случится, то не по вине другого человека, не потому что другого он полюбит больше.

Достаточно смелые

«Институт семьи умирает, и никакой морали не существует, и никто никому ничего не должен, и все, что движется людьми – инстинкты. Осталось только выключить свет».

«Вам необходимо обоснование для того, чтобы трахать кого захочется?»

«Ну, ок. Теперь любая шлюха больше не шлюха»

Это были комментарии под постом о немоногамии и полиамории, где в качестве примера приведен отрывок из фильма “Девушка без комплексов”. Люди часто осуждают полиаморию. Полиморы дают ответ: а чем ваша серийная моногамия лучше?

«Нередко у моногамных людей за жизнь больше любовных и сексуальных партнеров, чем у полиамора, – говорит Иэн. - Когда на горизонте появляется кто-то еще – они думают «пора заканчивать отношения, ведь это неэтично – быть сразу со всеми».

«Знаете, что эти люди на самом деле делают? – спрашивает Иэн. – Они мешают себе быть теми, кто они есть. Они обманывают, в первую очередь, себя». Полиаморы же считают, что люди имеют право любить столько людей, сколько способны.  

В бурные 1990-е среди студентов и неформалов был распространен эвфемизм «заняться дружбой», говорит Тур. Ты дружил с кем-то, и вдруг вам захотелось заняться сексом. Но вы не перестали быть друзьями. Не стали парой. Не стали мужем и женой. И никто не считал, что это плохо. Так было принято. За сорок лет он много раз видел, как это «так принято» менялось. И, несмотря на то, что сообщества полиаморов сейчас засекречены и большинству из них не хочется светиться, Тур считает, что это временно.

«Люди боятся или не хотят замечать, что норма меняется. Но некоторые из них уже достаточно смелые, чтобы сказать об этом вслух», - пожимает плечами он.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен