Суфлеры все еще существуют. Одна из последних рассказывает зачем

Марк Боярский
Закулисный шептун не только подсказывает актеру, что говорить и куда идти, но и работает психологом.

Кто-то всегда держит «руку на пульсе», а Лариса Андреева буквально держит руку на тексте: длинные пальцы с маникюром скользят по страницам, не отрываясь ни на секунду. Лариса – обладатель редкой профессии суфлера в Малом Театре.

От суфлеров отказываются сегодня большинство театров, но здесь не просто чтят традиции, а считают этих работников незаменимыми.

Закулисный шептун

Каким представляется суфлер? Скрученным, склонившимся над тетрадкой человеком в будке под сценой. Только голова торчит, закрытая от зрителей «раковиной».

Суфлерская будка

«В эту танковую щель, как я ее называю, летит вся пыль, а у меня дикая аллергия, я не выношу там и пяти минут – начинаю кашлять и чихать. Как-то раз мне из первого ряда сказали “будьте здоровы” – я чуть с ума не сошла», – рассказывает Лариса.

Вид на сцену из суфлерской будки

Именно поэтому она покинула суфлерскую будку давно и работает из-за кулис – сидит то за правой, то за левой, в зависимости от декораций. К ее приходу всегда готов маленький столик и лампа. Она ставит около себя чашку чая – в горле постоянно пересыхает.

Сегодня она появилась в театре всего за полтора часа до спектакля. Показывают «Вишневый сад», который играют уже много лет, и отдельной репетиции не требуется. С этой постановкой Андреева работает с самой премьеры и знает всё про всех – когда, кто и что сказал, или почему вдруг замолкает. «Они могут хоть пять минут молчать, и я тоже буду молчать, потому что я понимаю, что это актерская пауза».

Со сцены за кулисы

В суфлеры Лариса пришла случайно – в юности была актрисой в театре Кургана. Как-то оба местных суфлера заболели, и актерам нужна была помощь. Тогда один из них и предложил ей попробовать себя в этой роли: «В жизни пригодится». И молодая артистка стала подсказчицей на полставки.

За годы работы в Кургане Лариса сыграла множество ролей и стала Заслуженной артисткой России. Но в 2003-м она переехала в Москву, искала работу, и случай привел ее в Малый театр, где как раз требовался суфлер.

Первое время оставить актерскую профессию было психологически тяжело, Лариса с неохотой вспоминает это время. «Но время лечит, и если мне сейчас предложат перейти в труппу, я ни за что не соглашусь», – говорит Лариса.

Умирающая профессия

«Профессия моя не просто умирающая – она уже мертва», – говорит Андреева.

Малый театр – один из двух московских драмтеатров, где еще пользуются услугами суфлеров. Лариса говорит, что на последних стадиях подготовки спектакля в других театрах с актерами могут репетировать помощники режиссера, а в остальных – актеры должны выкручиваться, как хотят. В оперных театрах при этом, в том числе в Большом, суфлер – это востребованная профессия.

Рабочее место Ларисы Андреевой в Малом театре (Сцена на Большой Ордынке)

Искусство подсказки в России не преподают, это интуитивная работа. В Малом могут научить тех, кто хочет пойти в профессию. Недавно сюда пришла работать молодая девушка – Ларисе кажется, что у нее есть нужное для дела чутье.

Сейчас в Малом работают пять суфлеров. Конечно, можно вставить актеру наушник или применить другие технологии, но Лариса считает, что психологически актерам важно работать с суфлерами.

«Все в Малом знают: что бы ни случилось, есть суфлер. Когда мы приезжаем на гастроли, они первым делом спрашивают, за какой кулисой я сижу». Новая сцена, неизвестная акустика: суфлер – их надежный тыл.

Психолог для актеров

Рабочий экземпляр суфлерского текста похож на сложную партитуру. Дюжина пометок понятна только профессионалу. Где-то текст вычеркнут – режиссер решил сократить фрагмент. Где-то фраза подчеркнута – актер постоянно ее забывает. Восклицательный знак – нужно обратить внимание на момент в спектакле. Галочка – актер делает паузу. Три галочки – длинную паузу.

Суфлерский экземпляр текста

Артистам не нужно крутить головой в поисках столика Ларисы за кулисами. Она сама знает, кому и в какой момент нужна помощь. С французского souffler переводится как «дышать, дуть» – суфлер легко, но точно, как бы вдувает слова актеру в ухо. При этом зрители ничего не слышат.

Иногда приходится подсказывать не только текст, но и действия на сцене: «иди направо», «положи», «отдай». Актеры говорят, что уже умеют читать по губам Ларисы.

Андреева рассказывает нам «единственный анекдот про суфлеров». День премьеры. Исполнитель главной роли подходит к суфлеру перед началом и говорит: «Сегодня отдыхай, подсказывать не надо, я все знаю». Первый звонок. Он же подходит и говорит: «Знаешь, все-таки посматривай за мной». Второй звонок. «Ты знаешь, там есть такой монолог, помнишь, да? Вот там будь аккуратнее». Третий звонок. «Каждое слово, умоляю!»

Подготовка к «Вишневому саду»

Повторять изо дня в день один и тот же текст Ларисе ничуть не надоело. Каждый спектакль не похож на предыдущий, каждый раз играются по-новому. По ее словам, иногда даже приходится удивляться, какую новую окраску или эмоцию придумал актер. 

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен