Зачем художник Андрей Кузькин лепит людей из хлеба?

Экспозиция художника Андрея Кузькина в ЦТИ Фабрика

Марина Рагозина
Из хлебного мякиша всегда лепили в тюрьме, хлеб также церковный символ тела Христа. Кузькин решил, что это самый подходящий материал и для исследования человеческой души.

Хлебный человек, который сейчас занимает центральное место в работах Андрея Кузькина, еще 15 лет назад не интересовал художника совсем. Антропоцентризм, то есть зацикленность на человеке в культуре, он считал ошибочным.

Он начинал с абстрактных пейзажей – гуашью на бумаге рисовал только небо и землю. Позже отчим – художник Евгений Гор – посоветовал перейти на более серьезные материалы и в результате родились объемные концептуальные инсталляции. С помощью цемента, песка и глины он стал изображать землю, расплавленный свинец использовал для визуализации воды, а расплавленный алюминий – для неба. «Для органики и травы я брал настоящую солому и пропитывал ее клеем ПВА. Эта была такая наивная первобытная алхимия. Работы чем-то напоминали Ансельма Кифера или Антони Тапиеса или искусство папуасов, как сказал один мой деревенский сосед».

Перформанс «По кругу»

Параллельно Андрей увлекся и перформансом. Арт-сообществу хорошо запомнился его первый опыт в этой области на Биеннале молодого искусства в Москве в 2008-м. Привязав себя веревкой к центру бассейна, заполненного жидким бетоном, он ходил по кругу, пока было сил месить застывающую массу.

От гуаши и цемента к хлебу

Выставки сменялись биеннале, биеннале – премиями, но Андрей решил, что в его пластической системе нужно найти место человеку и подобрать для него свой материал. Хлеб показался художнику наиболее подходящим и нетипичным. А позже он понял, что затронул сразу несколько культурных кодов.

«С одной стороны, христианский символизм (хлеб – символ тела Христа) и символ жертвы даже в дохристианские времена (весь этот “хлеб-соль” при встрече). С другой стороны, русская тюремная традиция лепки из хлеба. Всё это слилось, спаялось, слиплось в моей голове в такой мощный энергетический комок», – поясняет Андрей.

В России хлеб еще и символ сытости, очень понятный для русского человека «материал», на котором можно говорить об общих вещах: «У всех есть тело, оно бренно. Так и хлеб материал не вечный – это не бронза, он разрушается».

«Герои Левитации»

В 2010-м у Кузькина прошла персональная выставка в Stella Art Foundation «Герои Левитации». Там он впервые показал свои хлебные фигуры – трех огромных обнаженных, своими позами показывающих, что земное притяжение для них мучительно.

Через год эти фигуры были выставлены в Венеции, и художник был крайне разочарован. Ему показалось, что никто ничего не понял.

«Весь этот символизм, о котором я говорил, там не считывается. Это в первую очередь русская тема. С этим комплексом жертвы врожденным…Терпением бесконечным и неуважением к личности конкретного человека, жестокостью и сентиментальностью одновременно… Ну и хлеб там не несет такой символической окраски… Это просто еда» – говорит Андрей.  

После этого художник решил «выйти в народ» и устроил акцию – слепил много маленьких фигурок и пошел продавать в подземный переход у своей мастерской на Хлебозаводском проезде в Москве. «Смешно, да?» Купил фигурку только один мальчик лет восьми за пять рублей, а через два с лишним часа полиция прогнала художника из перехода.

Этот перформанс был снят на видео и показан на следующей биеннале в Венеции. Как кажется Андрею, оно было более понятно для иностранцев - там был контекст: «Все эти 30-летние наркоманы на костылях, бабки опухшие и прочий рабочий люд, обитающий в моем районе на юге Москвы… А не только хлебные фигурки”.

Через год он снова «вышел в народ» – художник целую неделю лепил человечков вместе с заключенными красноярской тюрьмы «Белый лебедь». По итогам проекта был снят фильм, наполненный диалогами Кузькина с философствующими зэками.  

Они размножаются!

Вскоре у Андрея завершается пребывание в арт-резиденции московского творческого кластера «Фабрика», где он провел последний год. Здесь его человечки эволюционировали – «уменьшились в размере, размножились и погрустнели». В мастерской появились 1104 человеческие фигурки высотой 10-15 см, которые войдут в большую инсталляцию «Молельщики». Фигуры он усадит в цементные коробочки, сложенные в три стены 440 см в высоту и 360 см в длину и ширину, и планирует выставить в одном из московских выставочных залов, в каком – пока не знает.

Скульптуры Андрея Кузькина в ЦТИ Фабрика

«Я вообще хотел бы собрать все скульптуры вместе и сделать большую “хлебную” выставку. Не знаю почему, но, кажется, это важно не только мне…»

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен