Почему Путин никогда не станет жертвой пранкеров

Алексей Никольский/Sputnik
За 19 лет у власти российского президента Владимира Путина так и не смогли подслушать, взломать или разыграть.

Путин не пользуется смартфоном, мессенджерами и редко бывает в интернете. О том, что он вообще знает, что такое, к примеру, YouTube, у россиян еще несколько лет назад были сомнения. Впервые их президент публично признался в пользовании сетью только в конце 2015 года.

Когда Wikileaks в 2017-м опубликовала крупнейшую утечку данных ЦРУ по киберразведке, там обнаружились пять скрытых виртуальных точек для шпионажа под кодовым названием PocketPutin. Гипотетически, с их помощью можно было отслеживать устройства российского президента, вроде компьютеров или телефонов. Если бы такие компьютеры и телефоны были. Все, что тогда сказал Кремль: “Это заслуживает внимания”. Ну, и еще добавил, что Вашингтон и не скрывал прослушку российских официальных лиц, так что Wikileaks могли бы так не стараться.

Смартфон для эксгибиционистов

“Иметь смартфон - это такой добровольный эксгибиционизм, полная прозрачность. Вы заведомо, беря в руки смартфон, ставите галочку, что готовы выставлять все на всеобщий показ”, - не так давно говорил пресс-секретарь президента РФ, Дмитрий Песков. Соответственно, по его мнению, смартфона у президента быть не должно, “тем более такой страны, как Россия”.  Вопросом про смартфон журналисты мучают пресс-секретаря президента едва ли не каждый год. Ответ всегда одинаковый.

Путин на этот счет выражается менее метафорично: “Если бы у меня был мобильный, он никогда не переставал бы звонить. Кроме того, если дома звонит телефон, я никогда не беру трубку”. Это он сказал еще в 2005 году, в начале своего второго президентского срока, и с тех пор почти ничего не изменилось. Разве что, связаться с ним стало еще труднее.

Как шифруют Путина

Есть правило, для которого нет исключений: на важные темы Путин говорит только по защищенной правительственной связи (тот самый желтый олдскульный телефон, стоящий на столе). Ее защиту невозможно взломать, потому что сигнал, несущий голос, преображается в цифровой и кодируется сложным криптографическим ключом. На его расшифровку потребуется около полутора лет. Не говоря уже о том, что взламывать его бессмысленно: в ходе разговора ключ много раз и через неодинаковые промежутки времени меняется случайным образом. Сделано все российскими специалистами по безопасности. И в этом, пожалуй, принципиальное различие, почему, например, канцлера Ангелу Меркель, с ее американскими комплектующими и ПО, могли прослушать, а Путина - все еще нет.

Но даже такая степень защиты не показалось связистам из Кремля достаточно безопасной. В  2015 году на разработку новой защищенной линии уже квантовой связи и на другие проекты с квантовыми технологиями выделили из бюджета 230 миллионов рублей (почти $3,5 миллиона). И технология уже готова. Информация в такой системе связи передается фотонами, и чтобы их распознать, нужно изменить их состояние. А незаметно этого сделать нельзя.

Дозвониться президенту

Вы помните эту знаменитую фотографию  - Дональд Трамп в Белом доме говорит по телефону с Путиным? Рядом толпа помощников  и советников. В Кремле так не бывает. Рядом с Путиным иногда присутствует помощник по международным делам, и совсем редко - профильный министр, если речь идет, к примеру, о нефти и газе. Где-то в МИДе еще сидит профессиональный переводчик, подключенный к той же линии. Вот и все.

Запрос о звонке сначала проходит через дипломатический канал МИДа или через администрацию президента. Позвонить почти напрямую может только считанное число человек (вроде министра обороны) - у кого на столе стоит такой же желтый телефон спецсвязи. Но сначала трубку возьмет секретарь или адъютант.

Зато Путин может позвонить (по спец-связи, конечно) откуда угодно: может из самолета, автомобиля, подводной лодки, и любимого тувинского леса. Часто в заграничные поездки за ним летает целый самолет со спецсвязью. Даже с тяжелобольным мальчиком, который так мечтал попасть в самолет Путина, президент говорил через эту защищенную линию.

Еще на его рабочем столе есть коммутатор с кнопками, на них написаны фамилии основных абонентов, вроде министров и губернаторов.  

Самые известные русские пранкеры, Вован и Лексус, разыгравшие, среди прочих, турецкого президента Эрдогана, украинского президента Петра Порошенко и Элтона Джона, говорят, что пока повода разыгрывать Путина у них нет, а путинская администрация их хорошо знает. И сам Путин знает тоже. Хотя они искренне считают, что “есть определенная схема, которая, возможно, сработает”. Что ж, удачи, парни.  

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен