Как выглядит дом на орбите Луны

Пресс фото
Анастасия Степанова «долетела» на Луну в рамках изоляционного эксперимента и теперь рассказывает о станции, которая стала ей домом.

Насколько сложно прожить четыре месяца в металлической бочке, имитирующей космическую орбитальную станцию? Как оказалось вполне приемлемо.

Для жителей мегаполиса наша станция вообще покажется «хоромами». Наземный экспериментальный комплекс (НЭК) находится в Москве в Институте медико-биологических проблем (ИМБП), где с 1960-х годов проводили имитации космических полетов и изучали физиологию и психологию человека в экстремальных условиях.

Место, где мы жили и работали четыре месяца, то есть НЭК, является уникальным аналогом герметичной космической станции. Он состоит из пяти модулей, каждый из которых имеет нумерацию, соответствующую их объему в кубических метрах (ЭУ-50, ЭУ-100, ЭУ-150, ЭУ-250 и ангар). Интерьер отделан натуральным деревом, но на настоящей космической станции вряд ли можно будет рассчитывать на такую роскошь.

Ведь дерево не выделяет токсинов, экологически безопасно для людей, а также благоприятно влияет на эмоциональное состояние испытателей (по крайней мере, так считают психологи, и я с ними согласна). Внутри станции поддерживается атмосфера с увеличенным на 3 процента давлением, чтобы пыль и микробы не проникали извне.

Пройдемся по отсекам

Сердце станции – это жилой модуль объемом 150 кубических метров, соединяющий между собой другие модули. Здесь расположены шесть кают, кухня-столовая, рубка, кают-компания и туалет.

В рубке расположены средства связи с центром управления полетом (ЦУП) и мониторы, отображающие систему жизнеобеспечения станции. Несколько раз в день мы отслеживаем уровень углекислого газа, температуру, исправность очистительных систем и фильтров.

В кают-компании мы собираемся ради двух занятий:

1) Три раза в день перед каждой трапезой мы дружно стоим в планке на большом удобном синем мате под музыку и на время;

2) После сдачи всех дел вечером мы смотрим фильмы или космические сериалы, усевшись на большие синие мешки-кресла.

Все наше общение происходит традиционно на кухне за чашкой чая. В космосе не готовят, а используют сублимированную еду: нужно просто добавить горячую воду, и блюдо готово. Поэтому из оборудования на кухне лишь большой термопот и микроволновая печь. Рядом с овальным столом в углу находится небольшая оранжерея ЛАДА - такая же, как на международной космической станции, - в которой растет карликовая пшеница.

Пять из шести кают имеют одинаковый размер (2,5 метра в длину и 1,5 метра в ширину). Шестая каюта - командирская - немного больше. В кают-компании расположен переходной люк, ведущий к медицинскому модулю. Мы часто называем его «сотка», так как он имеет объем в 100 кубических метров. В этом модуле есть больничная койка, медицинское и научное оборудование, множество навесных шкафов и столы вдоль стен для проведения различных опытов.

Самый большой модуль ЭУ-250 помогает реализовать все базовые потребности человека. Здесь есть не только склад с продовольствием, одеждой и расходными материалами, но и остается достаточно места для индивидуальных физических тренировок. Подтягивания на турнике, бокс, аэробика или йога - всем можно заняться в ЭУ-250.

После склада идет отсек с оранжереей, где растут различные виды салатных листьев, лук, щавель, базилик, руккола, мелисса и пшеница. Порой члены экипажа приходят сюда не для сбора урожая, а на психологическую разгрузку. Сидя с чашкой чая напротив зелени, залитой ярким теплым светом от люминостата, под любимую музыку в плеере переносишься снова на Землю.

Рядом с оранжереей установлен тренажер от РКК (Российской космической корпорации) «Энергия» для стыковки с космической станцией. Его конструкция состоит из кресла, монитора, пульта управления и джойстика, что имитирует примерное устройство корабля «Союз».

Пройдя оранжерею, попадаешь в спортзал, где проходят все эксперименты и тренировки на выносливость, которые позволяют изучать физиологию человека в космосе. Здесь стоят две беговые дорожки, которыми мы пользуемся каждый день. Они как плохой и хороший полицейский: активная беговая дорожка дарит драйв, скорость, воодушевляет и дает развеяться. А вот в пассивной беговой дорожке нет моторов: человек сам, отталкиваясь ногами от полотна, приводит ее в движение. Похоже на бег по песку в тяжелых ботинках. Выполнить тренировку полностью с первого раза никому не удается, поэтому после нее уходишь в каюту расстроенный.

Помимо беговых дорожек, в спортивном модуле есть два велоэргометра (велосипеда), которыми мы пользуемся только для научных экспериментов раз в месяц. Заканчивается модуль-250 самой заветной комнатой — душевой. Раз в десять дней мы наслаждаемся полноценным душем и с ностальгией вспоминаем, что на Земле могли это делать каждый день.

Посылки с Земли и высадка на Луну

Модуль-50 одним концом присоединен к жилому модулю-150, а другим – к ангару, где воссоздана лунная поверхность. Раз в месяц модуль-50 превращается в грузовой корабль, куда наземные службы загружают еду и оборудование, а мы по сигналу просто открываем люк и переносим все на нашу станцию, закрываем «грузовой корабль» и ждем следующей поставки.

По сценарию миссии, на третий месяц нашей изоляции четверо членов экипажа отправляются на поверхность Луны. Они заходят в модуль-50, закрывают люк, имитируют, что отстыковались от станции, и живут в 50 кубических метрах неделю, периодически выходя в скафандрах в ангар, то есть на поверхность Луны.

В этом спускаемом корабле есть все необходимое: 4 койки со шторками для личного пространства, туалет, термопот и научное оборудование. Командир экипажа Евгений Тарелкин и американский испытатель Рейнхольд Повилаитис выполняли роль Нила Амстронга и База Олдрина, то есть выходили на поверхность Луны. Имитируемая поверхность Луны представляет собой ангар (80 квадратных метров) с элементами виртуальной реальности, которая позволила испытателям полностью погрузиться в симуляцию.

Как рассказывал командир экипажа, порой было сложно отличить виртуальные лунные пейзажи от настоящих. Космонавты не только гуляли по спутнику, но работали с научным оборудованием, брали образцы лунных камней и ремонтировали луноход.

***

Крайний рекордный по длительности эксперимент МАРС-500 закончился в 2011 году. С тех пор НЭК модернизировали. Специально для программы SIRIUS была разработана и установлена светодиодная биоритмическая управляемая система освещения, которая имитировала изменение светового земного дня для обеспечения оптимального психофизиологического состояния человека. Новая система цифрового видеонаблюдения, состоящая из 84 камер, помогала ученым и инженерам отслеживать состояние экипажа и самой станции, контролировать и удаленно помогать в выполнении экспериментов. 

НЭК – это не только уникальная станция, не имеющая аналогов в мире, но и очень уютный, безопасный дом для испытателей.  

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен