Где прятали сокровища русских музеев во время Великой Отечественной

Эрмитаж в годы войны

Эрмитаж в годы войны

Getty Images
В начале войны музейщики смогли экстренно вывезти часть ценных экспонатов подальше от линии фронта. Однако многое оставалось в музеях и сохранилось благодаря личному мужеству и заботе сотрудников.

1. Третьяковская галерея и ГМИИ им. А.С. Пушкина

Когда пришли первые вести о вторжении Германии в СССР 22 июня 1941 года, сотрудники столичной Третьяковки и Пушкинского музея за рекордные 10 дней упаковали и вывезли большинство наиболее ценных вещей своих коллекций. Впрочем, не обошлось и без значительных трудностей.

Распаковка картины Александра Иванова «Явление Христа народу» в 1944 году

Так, легендарное полотно Александра Иванова «Явление Христа народу» из Третьяковки ни один жд-вагон даже в упакованном виде не вмещал. Директор галереи Александр Замошкин лично измерял вагоны и решал с железнодорожниками, что можно сделать. Для перевозки картины размером 5.5 х 7.5 метра выделили две открытые платформы, холст полотно свернули в рулон и обмотали брезентом. 

Сотрудница Третьяковки Софья Гольдштейн позже вспоминала, что переносить коробки и полотна из галереи на вокзал помогали совсем юные учащиеся ремесленных училищ и красноармейцы.

Картину Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года»  вешают обратно на стену, 1945

Ночью в середине июля специальный эшелон из 17 вагонов секретно отправился в Новосибирск. Там, в недостроенном здании Оперного театра, и поместили экспонаты Третьяковки, Пушкинского и нескольких других московских музеев. Часть коллекции Пушкинского была также доставлена в город Соликамск Пермского края.

Экспонаты столичных музеев вывозились еще в течение года. В 1942-м здание Третьяковской галереи пострадало от авианалета - как свидетельствовали очевидцы,по пустым залам гулял ветер и снег. Многие сотрудники музея были эвакуированы или ушли на фронт, но остались и те, кто хранил рамы, ожидая возвращения вывезенных сокровищ. 

Слепок статуи «Давида» Микеланджело в защитном деревянном каркасе 1941–1944

Пострадало и здание Пушкинского - в октябре 1941 года взрывная волна от бомбы разрушила огромную стеклянную крышу музея и выбила окна. Пострадал не только декор нескольких залов, но и знаменитые полноразмерные слепки архитектурных диковин и скульптур из коллекции музея, которые невозможно было вывезти.

Ассирийский зал Пушкинского музея, 1941-44

А уже через неделю после капитуляции Германии, Третьяковка вновь открыла двери для посетителей, а Пушкинский вновь заработал в октябре 1946.

2. Исторический музей и музеи Кремля

Исторический музей на Красной площади, как и Кремль, легко мог стать объектом бомбежек. Поэтому его разнообразные экспонаты, от шпаги полководца Ивана Суворова и золотого письменного прибора поэта Александра Пушкина до кафтана Ивана Грозного и парадного платья Екатерины II, требовали скорейшей эвакуации. 

Отправкой ценного груза руководил археолог Александр Брюсов, и в конце июля 1941 более 900 ящиков отправили на открытой барже по Волге в маленький город Хвалынск. Однако вскоре близко подошла линия фронта, начались бои под Сталинградом, и коробки отправились в путешествие по железной дороге в Кустанай (совр. Казахстан).

Музей, впрочем, продолжал работать и в годы войны. Сотрудники пошли на хитрость и сделали копии особо ценных экспонатов, чтобы посетителям было на что посмотреть. 

Коробки с реликвиями из Исторического музея прибыли обратно в Москву, 1944

В 1944-м реликвии вернулись в музей. Сохранились фото, на которых видно, как сотрудники радуются своему музейному счастью. 

Коробки с реликвиями из Исторического музея прибыли обратно в Москву, 1944

Реликвии соседних музеев Кремля сначала планировали спрятать в самой крепости - в башнях и подвалах соборов. Однако немцы приближались стремительно и комендант Кремля Николай Спиридонов принял решение эвакуировать сокровища. 75% экспонатов Оружейной палаты уехало в Свердловск, где их поместили в здании НКВД. В музее же остались лишь крупноформатные царские кареты. Также в кремлевских соборах осталось большинство икон. Сам же Кремль фактически «спрятали» от немецкой авиации. Золотые купола выкрасили темной краской, красные звезды Кремля спрятали под темной материей, а царь-колокол укрыли дощатым настилом. 

Немецкий самолет, упавший прямо у Исторического музея

Кремлевские музеи открыли еще до окончания войны в апреле 1945. Первыми посетителями стали солдаты кремлевского гарнизона, которые помогали эвакуировать и возвращать вещи на свои места.

3. Эрмитаж

 Новый Эрмитаж, зал Юпитера. Фотография военного времени

Музеям Ленинграда выпали более суровые испытания. Персонал и добровольцы практически ночевали в залах Эрмитажа, чтобы упаковать как можно больше экспонатов. Первые эшелоны с коллекцией ушли быстро - примерно миллион ценностей был вывезен также в уральский Свердловск. Однако 8 сентября 1941 года началась блокада Ленинграда, и очередной эшелон с эрмитажными шедеврами выехать не успел - предметы вернули в музей и хранили в подвалах и на первом этаже музея. 

Каретный сарай Эрмитажа после прямого попадания снаряда. Июнь 1942

Директор музея Иосиф Орбели и его сотрудники рисковали жизнью, чтобы защитить здание и оставшиеся ценности. Подвалы Эрмитажа стали бомбоубежищем и некоторые сотрудники с семьями поселились прямо там. Они дежурили днем и ночью, ловили зажигательные бомбы, тушили пожары, при том что на себе испытывали все ужасы блокады и боролись еще и за собственную жизнь.

Зимний дворец, Гербовый зал. 1942

Художница и очевидец событий Вера Милютина вспоминала о суровой блокадной зиме, что залы музея производили совершенно удивительное впечатление: пустые рамы, стены покрыты инеем, а под ногами хрустят осколки разбитых окон, и этот хруст очень гулко отзывается в этих огромных залах. 

Но даже в блокаду в музее было проведено несколько экскурсий и проходили поэтические вечера. Кстати, из множества картин и ценностей, эвакуированных во время войны, из собрания музея пропала всего одна картина - «Святой Себастьян» Антониса Ван Дейка. Ее не нашли до сих пор. 

4. Русский музей

В главной сокровищнице национальной живописи и скульптуры в Петербурге, Русском музее, только живописных произведений было снято со стен и подготовлено к эвакуации свыше 7.5 тысяч. Среди них более 60 монументальных, длина которых составляет от 4 и более метров. «Для того, чтобы снять со стен такие огромные полотна, как "Последний день Помпеи" Карла Брюллова, "Медный змий" Федора Бруни, требовались усилия нескольких десятков людей», - вспоминал директор Петр Балтун. 

Сотрудники музея достают картины из рам

Огромные холсты площадью 20-60 кв. м. нужно было не только вынуть из рам, но и осторожно накатать на специальные валы без единой морщинки и без малейшего повреждения красочного слоя. Некоторые валы, например, достигали длины до 10 метров, а диаметр каждого колебался от 60 до 120 сантиметров. 

Первую очередь работ эвакуировали в Горький (Нижний Новгород), а вторую в Пермь.

Скульптура Карло Растрелли «Анна Иоанновна с арапчонком»

Балтун рассказывал, что особая судьба ждала и крупную скульптуру. Например, знаменитую «Анна Иоанновна с арапчонком» Карло Растрелли было проблемой только спустить со второго этажа, а укрыть ее решили в земле. В саду перед музеем был вырыт глубокий котлован, фигуру тщательно смазали тавотом (специальной густой мазью) и плотно упаковали в рубероид. На месте ее укрытия была разбита клумба, вскоре густо покрывшаяся цветами.

5. Петергоф

Немецкий солдат в Верхнем саду Петергофа, перед южным фасадом Большого дворца, сентябрь 1943 года

Судьба роскошного дворца и его экспонатов была, пожалуй, самой печальной. Около 14 тыс. предметов искусства удалось эвакуировать в Новосибирск и город Сарапул в Удмуртии. Но лишь часть из многочисленных скульптур паркового ансамбля получилось спрятать на Товарной станции Московского вокзала и в Исаакиевском соборе Ленинграда (который кстати ни разу не пострадал от бомбежек, потому что служил ориентиром для немецкой авиации). 

Советские солдаты рассматривают предметы искусства, вернувшиеся в СССР после того, как были похищены нацистами. 1945

После вывоза ценных экспонатов, сотрудники музея пытались укрыть то, что осталось. Они закапывали оставшиеся скульптуры в ящиках прямо в парке и прятали бронзовые статуи в тоннеле фонтана Большой каскад. Готовили к бомбежкам и сами дворцы: заклеивали окна, засыпали песком паркетные полы, заклеивали панно на стенах залов. 

Вскрытие захоронения скульптуры у

Однако, Петергоф не просто бомбили - он оказался непосредственно полем боя и был почти уничтожен. От Большого дворца, этого русского Версаля, остались лишь обгоревшие руины, фонтаны были разрушены и большинство деревьев парка сожжены. Более 16 тыс. ценностей было безвозвратно утеряно, в том числе оригинальная скульптура Самсона с пьедестала знаменитого фонтана.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен