Как большевики и белогвардейцы примирились в Китае

TASS
В результате совместной операции в Китае ненавидящие друг друга красные и белые стали не только союзниками, но даже друзьями.

Непримиримые враги

Когда в 1917 году большевистская революция расколола российское общество, страна вступила в один из самых кровавых конфликтов в своей истории. Гражданская война между красными и белыми - сторонниками и противниками новой власти - унесла жизни более 10 миллионов человек.

Взаимная ненависть между противоборствующими сторонами не закончилась с поражением Белого движения в России. По всему миру белогвардейцы создавали антикоммунистические организации и охотно сражались против СССР в ходе гражданской войны в Испании, Зимней войны или похода Гитлера на восток.

Вступление конных частей Красной Армии в Казань в 1918 году.

Советские спецслужбы в свою очередь также не сидели без дела. Они пристально отслеживали активность белой эмиграции, а наиболее важных и опасных ее представителей вылавливали и ликвидировали.

Тем не менее, был эпизод, когда такие непримиримые враги не только нашли общий язык, но стали союзниками и даже друзьями. И произошел он в далеком Китае.       

Русский фактор

Когда в начале 1920-х годов Белое движение на востоке России было разгромлено, десятки тысяч солдат и офицеров вместе с семьями отступили на китайскую территорию, где нашли новый дом. Вот только попали они фактически из одной войны на другую.

Дело в том, что Китай с 1916 года переживал так называемую Эру милитаристов: cтрана была поделена между военно-политическими кликами, постоянно грызущимися между собой.

Пехотная рота Добровольческой армии, сформированная из гвардейских офицеров в январе 1918 года.

Белогвардейцы оказались для противоборствующих сторон настоящим подарком. В отличии от китайских солдат, обладавших очень низкими боевыми качествами, русские имели прекрасную военную подготовку, высокий моральный дух и богатый боевой опыт. Они по сути стали элитной гвардией в вооруженных силах различных китайских правителей.

Как отмечал руководитель советской военной разведки Ян Берзин, «благодаря выучке и дисциплине, это были ударные силы, способные нанести поражение во много раз превосходящим силам противника».

Общий враг

К концу 1920-х партии Гоминьдан под руководством Чан Кайши удается худо-бедно объединить страну под своим началом, добившись от клик признания своей верховной власти. Однако возможности правительства в Нанкине были слишком ограничены, чтобы эффективно контролировать поведение правящих элит в отдаленных провинциях.    

Поэтому когда бездумная насильственная китаизация и недальновидная финансовая политика губернатора Синьцзяна Цзинь Шужэня привела в 1931 году к масштабному восстанию мусульман-уйгуров, Нанкин оказался бессилен. Более того, Чан Кайши даже поддержал восстание, когда узнал, что Шужэнь обратился за военной помощью к своему советскому соседу. В провинцию направилась состоявшая из мусульман-дунганей 36-я кавалерийская дивизия Национально-революционной армии под командованием Ма Чжунъина, которому был обещан пост губернатора после свержения Цзинь Шужэня.

Цзинь Шужэнь.

Как и в других частях Китая русские военные оказались в Синьцзяне палочкой-выручалочкой. По призыву отчаявшегося губернатора, чьи войска несли тяжелые поражения, они сформировали четыре полка. Не имея достаточных сил для победы над восставшими, русские тем не менее спасли режим Шужэня от неминуемого краха.

Советский Союз, заинтересованный в слабом Синьцзяне, стремился не допустить усиления позиций Гоминьдана в регионе. Он откликнулся на просьбу правительства провинции о поставках военного снаряжения и даже спонсировал содержание белогвардейских частей. Однако от прямой интервенции Москва пока воздерживалась. 

Плечом к плечу

Чем больше повстанцы и 36-я дивизия продвигались по территории Синьцзяна, тем больше местных мусульман вливалось в их ряды. Помимо уйгуров против правительства воевали уже киргизы, дунгане, казахи, джунгары и другие народности. К середине 1932 года за оружие взялось около 70% мусульманского населения региона, а уже зимой они пытались, хоть и неудачно, овладеть столицей Урумчи.

Ма Чжунъин.

Поскольку восставшие перерезали главную дорогу из СССР в Синьцзян, по которой шли военные грузы для армии Шужэня, падение его режима стало лишь вопросом времени. 12 апреля 1933 года при помощи белогвардейских войск предприимчивый генерал Шэн Шицай сверг неудачливого губернатора и, заняв его место, кинул все свои усилия на то, чтобы добиться от Москвы прямой военной интервенции. Для этого он даже несколько раз лично летал в советскую столицу.

В конце концов, Шицай получил ту помощь, о которой просил. В ноябре 1933 года в Синьцзян вошла так называемая Алтайская добровольческая армия. Чтобы не демонстрировать прямое участие Советского Союза в конфликте, советские солдаты были одеты в белогвардейскую форму, хотя по привычке обращались к своим командирам «товарищ» вместо «господин».

Первым делом красноармейцы восстановили контроль над главной дорогой из СССР, захватив пограничный город Чугучак. При этом действовали они вместе с белогвардейским 2-м казачьим полком. Это была первая совместная операция бывших непримиримых врагов в ходе этой кампании.

Шэн Шицай.

Следующей задачей красно-белых войск было откинуть войска Ма Чжунъина от столицы, что было с успехом выполнено. В феврале 1934 года восстание было окончательно подавлено. Для того, чтобы этот кошмар больше не повторился, Шэн Шицай предоставил уйгурам равные права с китайцами.  

Необычное соседство

В конце апреля 1934 года основная масса советских войск покинула Синьцзян. В Урумчи остались военные советники, кавалерийский полк численностью свыше тысячи человек,  артиллерия и бронеавтомобили. Расквартированные там же белогвардейские части также были сокращены - из четырех полков остался лишь один.

Как оказалось, бывшие противники могли не только слаженно вместе воевать, но и вполне миролюбиво сосуществовать. В советском отчете, направленном из столицы провинции в Москву 26 марта 1935 года, говорилось: «Обе группы красных и белых живут не только мирно, но и дружно… у эмигрантов нет прежней ненависти к красным». 

Советский Союз занял крепкие позиции в Синьцзяне: он активно поставлял туда вооружение, обучал местную армию, налаживал торговые связи и расширял разведывательную сеть. Местных белогвардейцев этот факт нисколько не смущал. Напротив, они сами охотно шли на контакт с советскими спецслужбами. А многие тысячи даже договорились о том, чтобы им дали возможность начать все с чистого листа и  вернуться на родину. 

Шэн Шицай оставался верным другом Советского Союза вплоть до начала операции «Барбаросса», когда он решил воспользоваться тяжелым положением своего союзника и выйти из под его опеки. Сталин этого не забыл, и, когда в 1944 году Гоминьдан взял свою когда-то утерянную провинцию под контроль и сверг изменчивого губернатора, не оказал ему никакой поддержки. 

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен