Почему Россия хотела, но не смогла спасти буров от британцев

Getty Images
Сегодня жизнью в Южной Африке интересуется редкий россиянин. Но в начале двадцатого века российская общественность буквально кипела состраданием к бурам и ненавистью к воевавшим с ними англичанам.

«Прямые религиозные фермеры, решившие своей кровью отстоять свободу Отечества, всегда будут ближе сердцу святой Руси, чем наш исконный враг — холодная и эгоистичная Англия», - писала 16 октября 1899 года популярная российская газета «Новое время». 

Эта эмоциональная ремарка была вызвана только что начавшейся в Южной Африке Второй англо-бурской войной, в которой буры, потомки голландских, немецких и французских колонистов, защищали независимость двух своих государств (Трансвааль и Оранжевая Республика) от посягательства Британской Империи.

Борьба буров вызвала широкий отклик во многих странах по всему миру. Не стала исключением и Российская Империя, где восхищение свободолюбимым народом сочеталось с глубокой англофобией. 

Вторая англо-бурская война. Обложка французского журнала Le Petit Parisienб 17 ноября 1901 года.

Русские и буры - братские народы?

«У буров много общего с русскими... Они, как и русские, народ по преимуществу земледельческий, склонный, как и русский народ, к экстенсивной земледельческой культуре», - отмечала все та же газета «Новое время».

В обществе подчеркивалось даже внешнее сходство: крепкие, рослые, с окладистыми бородами. Они также религиозны, как и русские обладают спокойным характером, хозяйственны, домовиты и строго придерживаются патриархального уклада.

С началом конфликта бурофилия охватила всю страну. В кабаках и трактирах только и делали что пели «гимн буров» и обсуждали войну в Африке. 

Бурам отправляли собранные в церквях пожертвования. Когда бурский генерал Пит Арнольд Кронье попал в плен, ему на добровольные взносы сделали и отправили братину - громадную чашу с серебряным орнаментом. К чаше прилагались листы с подписями 70 тысяч человек.

Периодически раздающиеся в некоторых журналах возгласы типа «У нас довольно и своих дел и невзгод» или «Помилуйте, но что вам за дело до буров? Подумайте о своем народе» незамедлительно осуждались. Страна была охвачена всеобщей ненавистью к «прожорливому британцу», покушающемуся на независимость малых народов.

Как отмечают исследователи конфликта А. Давидсон и И. Филатова, в истории России можно найти не так уж много примеров, когда общество было так же единодушно. Даже либералы негодовали на Великобританию за ее предательство либеральных идей.

Сдача в плен Пита Арнольда Кронье.

Война с англичанами?

Пораженные англофобией, горячие головы в России кричали о необходимости войны с Великобританией. Ситуация для англичан действительно складывалась не лучшим образом. С осуждением Великобритании выступили многие страны, включая Францию, Германию и Нидерланды. Широкую антибританскую пропаганду в мире вел Ватикан. Кроме того, неожиданные громкие победы буров в начале войны серьезно подорвали военный авторитет «владычицы морей».

Российское руководство, однако, не желало ввязываться в открытую войну из-за далеких полумифических южноафриканских земледельцев. 22 марта 1900 г. Николай II писал вдовствующей императрице Марии Федоровне: «Поразительно, что за глупости рассказывают в городе... что мы едем в Москву и что там будет торжественно объявлена война Англии».

Тем не менее, Россия придерживалась пробурской позиции, и в мире она воспринималась в качестве той силы, что сможет остановить англичан, или военным, или дипломатическим способом. В итоге же все усилия русских оказались тщетны.

Собранная по инициативе Санкт-Петербурга за полгода до войны мирная конференция в Гааге по урегулированию назревающего конфликта закончилось подписанием нескольких ничего не значащих рекомендательных документов, которые начало боевых действий так и не остановили. Британцы даже не допустили в Гаагу представителей бурских республик.

Уже во время войны Санкт-Петербург делает попытки создания антибританского альянса с Берлином и Парижем. Идея, тем не менее, провалилась, поскольку последние не смогли разрешить свои противоречия из-за Эльзаса и Лотарингии.

Николай II был уверен, что в любой момент может остановить войну. Вскоре после ее начала он писал своей сестре великой княгине Ксении: «Ты знаешь, милая моя, что я не горд, но мне приятно сознание, что только в моих руках находится средство вконец изменить ход войны в Африке. Средство это очень простое - отдать приказ по телеграфу всем туркестанским (Среднеазиатским - Прим автора) войскам мобилизоваться и подойти к границе. Вот и все! Никакие самые сильные флоты в мире не могут помешать нам расправиться с Англией именно там, в наиболее уязвимом для нее месте».

Николай II обходит строй солдат Измайловского полка.

Однако хвастливое заявление монарха на практике оказалось лишь словами. Так, демонстративную частичную мобилизацию Кавказского армейского корпуса Великобритания просто проигнорировала, прекрасно понимая, что на большую войну Россия не пойдет.

Реальная помощь 

Помощь России бурам не ограничилась дипломатией и пожертвованиями. В страну направилось 225 добровольцев. Желающих было несравнимо больше, но долгая и затратная дорога на другой конец света не всем была по силам и по карману. 

Официальная российская статистика не учитывала также иммигрантов из Российской империи, а особенно евреев, осевших до конфликта в Трансваале и Оранжевой Республике и взявшихся за оружие, когда их позвала новая родина.

Евгений Максимов.

Наиболее выдающимся среди русских добровольцев стал отставной подполковник Евгений Максимов, дослужившийся у буров до звания генерала.

Благодаря Максимову, в бурских армиях на смену беспорядочным разведкам пришла систематическая, хорошо продуманная и подготовленная рекогносцировка. Кроме того, он немало сделал для привнесения в по большей части партизанские ополченские армии буров элементы дисциплины, сплоченности и беспрекословного подчинения командованию, что способствовало увеличению их боевой эффективности.  

Два русских отряда Красного Креста, прибывшие в Трансвааль, являлись там самым крупным контингентом медиков из Европы. Первым в Южную Африку отправился так называемый правительственный отряд, незадолго до этого получивший бесценный опыт работы в Абиссинии (Эфиопии).

Русско-голландский санитарный отряд.

Второй отряд стал добровольческим, созданным на пожертвования населения. Половина отряда состояла из русских, вторая - из голландцев, «ради удобства сношений с правительством и жителями Трансвааля».

Оба отряда проработали в Южной Африке вплоть до самого падения республик, заслужив большое восхищение и уважение буров, которые обычно довольно подозрительно относились к европейцам.

Сами того не желая, русские оказали большую помощь не только бурам, но и их противникам в идущей войне - англичанам. В сентябре 1901 года внезапно выяснилось, что Россия является основным поставщиком обозных лошадей для британской армии в Трансваале. Некий генерал-майор Томсон массово скупал их и вывозил через порт Одессы.

Уже было продано 40 тыс. лошадей, и закупки продолжались. Не имея возможности законодательно запретить продажу животных Британии, Военное министерство распорядилось всячески осложнить и саботировать сделки.

Несмотря на всю помощь Российской империи и других сочувствующих стран, Великобритания разгромила буров и присоединила их государства к своей обширной империи в 1902 году. Россия так и не смогла этому помешать.   

Англофобия еще некоторое время господствовала в российском обществе. Однако уже в 1907 году все кардинально поменялось. Закрыв глаза на старые обиды, две империи подписали совместную конвенцию, которая завершила складывание их военно-политического союза - Антанты.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен