Как американский фермер стал закадычным другом Хрущева

В. Лебедев/Спутник
В американском фермере Росуэлле Гарсте генсек нашел родственную душу и любил поговорить с ним о сельском хозяйстве.

Кукуруза - царица полей

Началось все с кукурузы. В середине 1950-х Никита Хрущев решил засеять ей весь СССР. Кукуруза, по его замыслу, должна была стать «вторым хлебом» и эффективно решить сразу две проблемы советского сельского хозяйства - нехватку зерновых и нехватку кормов для животноводства.

Хрущев видел, что в США кукуруза была главной кормовой культурой, и с увеличением её производства было связано быстрое развитие животноводства. Опыт его собственной жизни на теплой черноземной Украине и борьбы с голодом в этой республике (он был первым секретарем ЦК КП Украины, то есть фактически руководил регионом) также подталкивал его к восприятию этой культуры как панацеи для советского сельского хозяйства.  

Однако в своей «кукурузной кампании» Хрущев не учел, что много районов России находятся в зоне рискованного земледелия и бедных почв. Но критиковать действия генсеков в то время было не принято.  

Росуэлл Гарст.

Инициированная Хрущевым «кукурузная лихорадка» охватила всю страну. О важности этой сельскохозяйственной культуры говорили на телевидении, писали в газетах, снимали мультфильмы. Ломалась традиционная система агропромышленного комплекса страны - под посевы кукурузы отдавались огромные территории, на которых раньше выращивались овес, рожь и пшеница. Однако урожаи оставляли желать лучшего или были и вовсе плачевными.

Помощь из-за океана

Именно к американцам, лидерам в деле выращивания кукурузы, решили обратиться за ценным опытом, которого так не хватало советским специалистам. «Они ведут дела куда успешнее нас, а потому и за мясом у них очереди не выстраиваются», - сокрушался Хрущев.

В 1955 году советская делегация посетила с инспекцией штат Айова, скрупулезно изучая работу местных фермерских хозяйств и пытаясь понять секрет американских успехов. По окончании поездки фермеры получили приглашение приехать в Советский Союз.

«Приглашение посетить СССР с ответным визитом фермеры из Айовы встретили без энтузиазма, далекая, холодная и враждебная Россия их не привлекала», - пишет сын советского лидера Сергей Хрущев в книге «Никита Хрущев. Реформатор». Кроме того поездка не обещала никаких прибылей - Госдеп запрещал торговлю с СССР.

Никита Хрущев и Росуэлл Гарст на ферме Гаста в Айове, 23 сентбяря 1959 года.

Однако один фермер решил попробовать сломать устоявшуюся систему. В 1955 году в Советский Союз отправился Росуэлл Гарст со своей супругой. Помимо фермерской деятельности Гарст занимался селекцией кукурузы и торговал семенами по всей Айове. Для Советского Союза он стал просто находкой.

Начало дружбы

Гарст посетил Всесоюзную сельскохозяйственную выставку, поездил по стране, осматривая и изучая колхозы. Однако от комментариев фермер решил воздержаться и свое мнение об эффективности советского хозяйства вслух не высказывал.

После стандартной программы, его пригласили в Крым на встречу с Хрущевым. И именно тогда зародилась многолетняя дружба американского фермера и советского генсека. «Отец и Гарст понравились друг другу — оба души не чаяли в земле, могли часами обсуждать кукурузу, сою, бобы», - пишет Сергей Хрущев. 

В ходе разговоров американец все-таки не постеснялся открыто высказать свои мысли Хрущеву. «Советское сельское хозяйство на пятнадцать лет отстает от потребностей растущего населения СССР,  в то время как американским фермерам удается опережать этот рост на те же пятнадцать лет», - говорил он.

Росуэлл Гарст совершенно искренне удивлялся незнанию генсеком последних разработок в агропромышленном комплексе: «А почему у вас так мало знают о нашем сельском хозяйстве? Вы, господин Хрущев как с луны свалились, все, о чем я вам рассказываю, регулярно публикуется в нашем сельскохозяйственном бюллетене и его можно без проблем купить или подписаться на него. Ваша разведка с легкостью раздобыла все наши атомные секреты, а их хранили за семью замками. А тут и делать-то ничего не требуется».

В итоге Хрущев и Гарст договорились о продаже американским фермером гибридных семян кукурузы, за которые СССР был готов платить золотом. Проблема была, однако, в запретах, чинимых США.

Ломая систему

Против налаживания торговых связей и передачи сельскохозяйственных технологий резко выступил Госдепартамент. Гарст никак не мог получить лицензию на экспорт. 

Однако настойчивый фермер не собирался сдаваться. Он даже подключил свои связи в New York Times. В журнале заявили, что американцам нравится представлять, что проблема в Советском Союзе, а по факту торговлю сдерживает именно США. И если Гарст не получит разрешение, то в New York Times появится новая статья - «Чей же это железный занавес?»

В конце концов, Росуэлл взял Госдепартамент измором, считает его внучка Лиз Гарст.  «Нас от вас тошнит. Уходите. У вас все равно не получится. Прощайте», - заявили ему чиновники, выдавая лицензию.

Как отмечает Сергей Хрущев, «эта экспортная лицензия без ограничения срока действия проделала первое серьезное отверстие в железном занавесе, окружавшем Советский Союз, открыла дорогу к установлению торговых отношений между СССР и США. Прецедент — великое дело, отказ в разрешении торговли с Советами, очередной проситель немедленно парировал: “Почему Гарсту можно, а нам нет? Это дискриминация”. Обвинений в дискриминации Госдепартамент старался избегать и против собственной воли выдавал лицензию, одну, другую, третью, а там и счет потеряли».

Дружба без церемоний

Советскому лидеру и американскому фермеру было очень комфортно в обществе друг друга, потому что они были всеьма похожи: грубоватые, больше похожие на сельских жителей, без утонченных манер, утверждает Лиз Гарст.

«Думаю, они могли говорить друг с другом с жестких позиций, но не переходя на личности. Они могли быть откровенны друг с другом, но не злобились. Им обоим нравилось обсуждать идеи, рассказывать истории, хохотать», - говорит она. При этом они свободно обсуждали не только выращивание кукурузы, но и наличие американских ракет в Турции.

Более 60 раз Росуэлл Гарст посетил СССР, Венгрию и Болгарию. Каждый раз возвращаясь, он вызывался на разговор в ФБР. Он откровенно заявлял приглашающим: «Нас будут допрашивать ФБР по возвращении. И врать мы не будем. Так что имейте в виду, не говорите нам ничего, что не должно знать ФБР».

Гарст ездил по всей огромной советской стране. Он не стеснялся кричать на колхозников, отмечая, что и как они делают не так. «Американский капиталист больше печется о нашем урожае, чем сами колхозники», - печально комментировал это Хрущев. Сам он посетил фермера с ответным визитом в 1959 году во время его первой поездки в США.

Росуэлл Гарст (в центре) и его племянник Джон Гарст (справа, сзади) во время визита в СССР.

Несмотря на все усилия «кукурузная кампания» в целом провалилась. Семена из теплой Айовы не приживались в холодной Сибири, а кукуруза не смогла потеснить традиционные рожь и пшеницу. С отставкой Хрущева в 1964 году кукурузные поля по всей стране стали резко сокращаться.

Тем не менее, Хрущев и Гарст до конца жизни сохраняли теплые отношения, регулярно поздравляя друг друга с праздниками. Как заявляла Лиз, Хрущев написал гораздо больше писем ее деду, чем президенту Дуайту Эйзенхауэру.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен