«Медведица закапывала меня и ела»: истории выживших после встречи с хищником

Личный архив
Встреча с «хозяином тайги» в дикой природе может оказаться фатальной. Две героини рассказали нам, как смогли уцелеть. И эти истории страшнее, чем любой триллер.

Марина Фокина из Саяногорска (Республика Хакасия) – девушка боевая. Для нее лучший отдых – это выбраться на пару-тройку дней в лес с друзьями. Благо, природа позволяет – буквально в 200 км от дома находится природный парк Ергаки, один из самых популярных в регионе. Марина ездит сюда вот уже четверть века, еще со старших классов. В тот день, 12 июня 2015 года, она отправилась в лес со своим пятилетним ребенком, сестрой, племянником и 72-летней подругой. А ночью, когда все спали, к ним в палатку забрался медведь-подросток – учуял еду в палатке. Марина первой оказалась на его пути.

Марина (слева) с сыном, сестрой и племянником в тот день. Фото сделано за 12 часов до нападения.

«Сначала я подумала: наверное, просто дерево падает, – рассказывает Марина. – Потом промелькнуло – волк. Но оказалось, что это медведь. И он начал меня кусать». Было очень больно, но Марина больше испугалась за детей – видела, как зверь замахнулся на ее сына. «Тогда мне показалось, что медведь отгрыз ему ногу, и меня взяла такая ярость! Решила – замочу гада», – говорит она. Вспомнила, что снаружи оставила топор, чтобы колоть бревна для костра. Кое-как выползла из палатки и сломанной рукой схватила его – в состоянии шока силы берутся ниоткуда. Но хищник увидел ее и вцепился в ногу. В этот момент сестра с детьми и подругой выбежали из палатки, и медведя никто больше не интересовал – люди были просто препятствием на его пути к запасам еды. Туристы смогли выбраться живыми из леса и вызвать спасателей. А Марина считает, что если бы она тогда все же пошла на него с топором, это бы только разозлило его и тогда они бы не спаслись.

Лицо собирали по частям

«Мы видели до этого медведей в походах, но как-то издалека. Я была в курсе, что они там есть, но казалось, что меня это никогда не коснется, тем более летом, – рассказывает Марина. – А уже потом егерь мне объяснил, что именно в этот период у них начинается гон, и у самцов просто срывает крышу. А мы тут с едой своей оказались под боком, и он польстился нашими вкусняшками». А нос у медведя чуткий.

Вообще, главные правила туриста – не хранить еду в палатке и обязательно оставлять на ночь костер. Но в ту ночь шел дождь, и они решили взять еду с собой, чтобы не намокла. Это и стало роковой ошибкой, признает Марина.

Марина после операций.

Медведь успел порвать ее сыну ногу и бок, со старшей подруги почти снял скальп – она до сих пор не отошла от шока. Марине повезло еще меньше. Врачи в Абакане, столице республики, собирали лицо буквально по частям. Челюсть болталась, как на шарнирах. Укус прошел буквально в миллиметре от мозга и зрительных нервов.

«Когда я поступила в больницу, врачи вообще не думали, что я буду жить. А я уже на второй день начала сама вставать, даже делать зарядку. Я вообще не предполагала, что ситуация была настолько серьезная. Потом приходит понимание, что все уже не будет, как раньше». Марине сейчас 38. У нее было уже несколько пластических операций: особенно пострадали нервные окончания на левой части лица, глаз моргает через раз. А недавно Марина вновь вернулась на ту самую полянку в лесу и повязала там ленточку: «Чтобы все знали, что русский дух не сломишь никаким медведем», – смеется она.

«Видела, как она меня жует, и читала молитву»

Но если в лесу еще хотя бы ожидаешь увидеть медведя, то в городе его появление абсолютно непредсказуемо. Наталия Пастернак из Тынды (Дальний Восток) раньше видела медведей только в зоопарке и цирке. 11 мая 2015 года 54-летняя женщина с подругой, 82-летней Валентиной Городецкой и собакой Наталии пошли на окраину города собирать березовый сок. На месте разделились: на той поляне они знали каждый кустик, ведь они ходили туда уже 15 лет. Первой хищника учуяла собака. Это была медведица лет четырех, которая, по всей видимости, после зимней спячки искала себе пропитание.

Наталия после нападения медведя пережила несколько операций.

«Собака резко залаяла, и я поняла: опасность, – рассказывает Наталия. – Затем увидела, как из деревьев выскочила медведица и понеслась к ней». Она хотела убежать, но вспомнила про подругу, остановилась и стала кричать, чтобы та уходила. «Я считаю, что неправильно себя повела: видимо, мой крик напугал медведицу, и она прыгнула на меня. И все».

На душераздирающий крик подруги и прибежала Валентина. Сначала она подумала, что на них напали бродячие собаки, а когда увидела, как над окровавленной Наталией стоит медведь, то помчалась за помощью – но медведица ее заметила и ударила по спине. След от когтей остался до сих пор. К счастью, Валентине удалось вырваться и вызвать спасателей.

Медведица тем временем вернулась к добыче: она ее почти закопала, но когда ее спугнула Валентина, решила перенести в укромное место. Наталия отчаянно сопротивлялась: цеплялась за кусты, за деревья, периодически теряя сознание от боли. «Я понимала, что умру, но не хотела сдаваться просто так», – вспоминает она. «Она меня закапывает, а я вижу и слышу, как она меня жует. Пока она меня рвала, я читала молитву».

Охотники приехали через 40 минут. Медведица попыталась напасть и на них, но они успели выстрелить. Место, где была Наталия, нашли благодаря собаке, которая, увидев людей, сразу начала лаять. Возможно, от смерти спасло то, что голову медведица закопать не успела: было чем дышать.

«Медведи ходят по огородам»

Медведь снял ей полностью скальп, ноги были выедены почти до кости. «У меня был просто голый череп, весь в крови и грязи, – вспоминает Наталия. – Врачи мне потом сказали, что даже не знали, как подступиться, с чего начать. Помню, разрезают мне одежду и медсестра говорит – на ней места живого нет». После операции самолетом отправили в Благовещенск, где полосами снимали кожу и закрывали там, где не хватало. Там Наталия провела два месяца, и до сих пор восстанавливается – не только физически, но и морально.

После того случая Наталия больше не ходит в лес.

После того случая она узнала, что медведей в городе в последние годы видели и другие. «Говорят, они ходят по огородам, по дворам, но никто не принимает никаких мер», – огорчается Наталья. В Тынде вообще красивая природа: сопки, леса кругом – в советские годы родители Наталии приехали строить сюда Байкало-Амурскую магистраль, затем вернулись в Днепропетровск, а она решила остаться. Недавно она наконец-то получила квартиру, в очереди на которую стояла 20 лет. «Раньше было другое время. Мы гуляли в самой глухомани, собирали в лесах грибы и ягоды, никогда не боялись», – говорит она. На окраину города Наталия больше не ходит.    

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен