Как русской авантюрист выдавал себя в Париже за принца

Ирина Баранова
Биография Ивана Тревогина больше похожа на сюжет приключенческого романа. Мальчик из маленького провинциального города Российской Империи в 1783 году в Париже выдавал себя за наследника престола вымышленного царства.

У Ивана Тревогина (1761-1790) было два бесспорных таланта - невероятная фантазия и авантюризм. Эти данные и фортуна довели простого мальчика из Харькова до столичного Петербурга, а затем и до Парижа. Впрочем, почти всегда ему приходилось спасаться бегством - рано или поздно его авантюры разоблачали. 

С детства научился выкручиваться

Об Иване Тревогине известно не так много (не осталось даже его портрета), и историки в основном ссылаются на автобиографию, которую великий сочинитель поведал российской тайной полиции. 

Возможно, тягу к путешествиям и приключениям он унаследовал от отца. Тот был иконописцем-гастролером, оставлял жену и трех малолетних детей и ездил по деревням расписывать храмы под активные возлияния. По пьянке и утонул. 

Мать Ивана, молодая вдова, не могла содержать троих сыновей и попросила помощи у губернатора. Тот определил мальчиков в специальный воспитательный дом при Харьковском училище.

Старый Харьков

Надо отдать должное Ивану - юный провинциал учился на совесть и делал большие успехи, о которых докладывали и самому губернатору. Он, в том числе, сильно преуспел во французском языке, на котором говорило в то время всё русское дворянство, что впоследствии ему очень пригодилось. 

После учебы Иван отправился покорять Воронеж, причем стремился устроиться на службу сразу в канцелярию местного губернатора. После нескольких неудачных попыток, местный богатый купец взял Ивана воспитателем к своим детям. 

Первая крупная авантюра

Мечты довели Ивана до Санкт-Петербурга - в столицу хотели попасть все амбициозные молодые люди большой страны. 

Петербургская академии наук

Юноша устроился на работу корректором в типографию Академии Наук и, по некоторым сведениям, получил разрешение издавать собственный журнал. Информация о выходе нового журнала «Парнасские ведомости» появилась в газете «Санкт Петербургские ведомости». В новости говорилось, что это будет издание «об астрономии, химии, механике, музыке, экономии и о прочих других учёностях, а в прибавлении будут помещены критические, любовные, забавные и красноречивые сочинения». В этом объявлении всем, кто хочет получать журнал по подписке, предлагалось сразу оплатить годовой абонемент.

А.К. Беггров. Петербург. Вид на Неву. 1912

Ни одного номера не дошло до наших дней, ряд историков вовсе сомневаются, что он был издан. Однако известно, что Тревогин влез в долги и не получив никакой прибыли, вынужден был бежать из Петербурга. «Так очутился Тревогин за границей на положении бездомного бродяги», - пишет советский исследователь литературы XVIII века Леонид Светлов.

Заграничные скитания

Тревогин попал на корабль, шедший из Петербурга в Амстердам. Голландия ему показалась бедной, да и безвестный иностранец никому не был там нужен. Он пытался поступить в Лейденский университет, но его не приняли. После скитаний опять пошел на хитрость. Прекрасно владея французским, он выдал себя за французского матроса и устроился работать на голландское военное судно. 

Позже он рассказывал полиции, что на судне выполнял самую тяжелую работу, и при попытке бегства его схватили и приговорили к 20 ударам плетью. Он добился увольнения и двинулся в сторону Парижа. Во Франции Тревогин пошел в российское посольство и рассказал душещипательную историю, что был взят в турецкий плен и что теперь он хочет вернуться на родину. В ожидании оказии ему дали кров, еду, одежду. Российский посол в Париже князь Барятинский докладывал в Петербург, что юноша весьма жаждет знаний и что он посетил все парижские музеи. 

Вид на дворец и сад Тюильри, Париж

Тревогин опасался, что на родине его найдут те, кого он успел обмануть, и расправятся с ним. «Сознание своей обреченности и юношеская фантазия толкнули его на сомнительную авантюру», - пишет Светлов. Тревогин решил испытать удачу в Азии или Африке. «Узнав случайно историю о некоем неудачливом индийском принце, он стал выдавать себя за несчастного принца Голкондского, лишенного престола из-за враждебных происков родственников и завистников».

Тревогин убедил всех, что он принц (несуществующего) Голкондского царства, прибыл в Париж искать сторонников. А чтобы мистификация была еще убедительнее, даже заказал парижскому ювелиру эмблему принца Иоанна. 

Однако, на все затеи Ивану требовались деньги - и однажды он украл серебро, но был пойман французской полицией и отправлен прямиком в Бастилию. Сидя там, Тревогин разработал подробное государственное устройства своего несуществующего царства, придумал деньги, гербы, титулы, университеты и многое другое. Государство это должно было иметь форму просвещенного абсолютизма (популярная идея западноевропейских философов того времени). Особое внимание уделил Тревогин проекту «Храма знаний», автономной академии, где бы трудились все ученые и люди искусств. 

Придумал даже голкондский язык и давал на нем показания следователю парижской тюрьмы. Из Бастилии Ивана доставили в Петербург, где он очутился в руках тайной полиции. 

Из Парижа в Сибирь

Императрица Екатерина II решила юношу строго не наказывать и простить ему ошибки молодости - в 1783 году Тревогина на два года посадили в «смирительный дом», то есть тюрьму с тяжелыми работами. А позже 24-летнего Ивана отправили в Сибирь служить солдатом - а ведь он боялся армии еще в Харькове!

Однако Тревогин чем-то понравился местным властям и они ходатайствовали о переводе его из солдат в учителя французского языка в местное училище - видимо немногие ученые люди заезжали в отдаленные губернии. Позже Тревогин преподавал в частном пансионе и давал частные уроки - однако обратно в столицу он вернуться не мог, состоял на положении ссыльного, доклады о нем местные власти отправляли в тайную полицию.  

Сибирская ссылка стала для Тревогина практически отдушиной - наконец он смог много писать и продолжать развивать свои утопические идеи. Он стал почти отшельником - перестал преподавать и увлекся сочинительством. Но вскоре тяжело заболел и умер в 29 лет.

Людвиг Кнаус. Ученый за работой

Тайная полиция решила перестраховаться - и велела опечатать и отправить в Петербург бумаги и сочинения покойного. Могилу же его сравнять с землей, дабы избежать потенциального паломничества поклонников мистификации Тревогина. 

Про несостоявшегося принца вымышленного государства было написано несколько исторических заметок и приключенческая повесть - все исследователи его натуры восхищаются тем, что авантюрист стремился не к богатству и славе, а преимущественно к приумножению знаний.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен