Станет ли Россия мусульманской страной?

Мусульмане молятся в Москве во время Курбан-байрама (Ид аль-Адха), праздника, отмечающего окончание хаджа в Мекку.

Мусульмане молятся в Москве во время Курбан-байрама (Ид аль-Адха), праздника, отмечающего окончание хаджа в Мекку.

AFP
Алармистские высказывания об исламской угрозе у нас звучат постоянно, но на деле – ислам исторически является одной из традиционных религий России.  

Шейх Равиль Гайнутдин, глава Совета муфтиев России, сделал громкое заявление в марте 2019 года: он предположил, что за ближайшие десять лет число мусульман в России вырастет многократно. «По прогнозам специалистов, в чьей компетентности не приходится сомневаться, через полтора десятка лет до 30% населения России будут составлять мусульмане», – сказал Гайнутдин, выступая в Госдуме.

Сейчас мусульман в стране, согласно опросу Фонда общественного мнения, куда меньше: в районе 7% от населения, что составляет примерно 10 миллионов человек. С другой стороны, в Совете муфтиев России с такой оценкой не согласны и предполагают, на основании количества верующих, совершающих хадж в Мекку, что в стране живут не менее 24 миллионов мусульман.

В любом случае, слова Гайнутдина, одного из наиболее авторитетных мусульманских лидеров о росте числа мусульман почти до трети населения в течение десяти лет вызвали бурную реакцию. Представитель Русской православной церкви поддержал мнение коллеги, не стесняясь в выражениях.

Сомнительный прогноз

Вид с воздуха на молитву вокруг Московской соборной мечети во время Курбан-байрама.

«Примерно столько и будет. Мусульмане рожают больше детей... У чеченцев по восемь человек детей и у ингушей, – заявил председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Димитрий Смирнов. – Россияне закончатся к 2050 году. Здесь будут жить другие народы совсем: чеченцы, ингуши, арабы».

Сделать с этим ничего нельзя, пессимистично полагает Смирнов: «Уже поздно». С другой стороны, ученые опровергают его мрачные предсказания, объясняя, что со временем рождаемость падает у всех народов – это естественная фаза демографического перехода.

«Прогноз дикий, конечно, нелепый и просто смешной. Русские не рожают по той же причине, по которой не рожают все остальные народы. К 2050 году изменятся и чеченцы, и ингуши, они тоже будут рожать меньше. На них в этом смысле надеяться не стоит», уверен старший научный сотрудник экономического факультета МГУ и лаборатории народонаселения и демографии Борис Денисов.

С ним согласен Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ: «Снижение рождаемости идет у двух крупнейших российских этносов, где ислам доминирует (татары и башкиры), достаточно просто анализа переписей, темпы даже повыше русских».

Откуда пришли мусульмане?

Какое бы будущее ни ждало Россию в демографическом смысле, было бы ошибкой воспринимать российских мусульман как пришельцев, пришедших вытеснить православных (или любых других) русских с их исторических территорий. На самом деле ислам присутствует на территории современной России даже с более давних времен, чем христианство.

Первой цитаделью ислама на Кавказе стал дагестанский Дербент, сегодня самый южный город России и один из самых древних. Арабы завоевали и исламизировали Дербент в  VIII веке, задолго до того, как Русь, находившаяся далеко на севере, приняла православное христианство, что случилось в 988 году.

Славянам, впоследствии сформировавшим русский этнос, приходилось и торговать, и воевать с мусульманскими соседями: и с Волжской Булгарией (существовала в X-XIII веке), и со степными кочевниками. Конечно, огромную роль в появлении ислама на Восточно-Европейской равнине сыграла Золотая Орда - государство татаро-монголов, которому Русь платила дань с 1260-х до 1480-х гг. Позже, когда Орда распалась на несколько государств, а Москва, напротив, объединяла вокруг себя русские земли, московские цари успешно воевали против татар-мусульман.

От войны к принятию

Мужчина молится в мечети Аль-Марджани, Казань.

В 1550-х годах Иван IV Грозный разгромил Казанское и Астраханское ханства, присоединив их к России – Казань, столица Татарстана, и сейчас остается городом с крупнейшим мусульманским населением страны. За следующие два века Россия присоединяла новые и новые территории, где жили мусульмане: в Поволжье, в Сибири и на Кавказе, в Крыму и, наконец, в Центральной Азии. Поначалу русские вели себя с новыми согражданами довольно жестко.

«Воеводы в единении с иерархами православной церкви задались целью искоренить ислам, разрушили множество мечетей и перебили их служителей», – пишет «Кавказский узел». Здесь нет ничего необычного: вплоть до XIX века завоеватели навязывали побежденным свою религию жесткими методами, будь то исламизация Балкан турками или религиозные войны в Европе.

В XVIII веке Екатерина Великая начала другую, куда более мирную политику в отношении мусульман: татарской и башкирской знати предоставили право дворянство, ослабили запрет на строительство мечетей, учредили специальное духовное собрание, регулировавшее дела уммы – исламской общины. Дальше мусульмане существовали так же, как и всё не православное население России: легальное, но ограниченное в правах существование, краткий период религиозной свободы после революции 1905 года, антирелигиозные репрессии в Советском Союзе и либерализация 1990-х, когда в Конституции была прописана свобода вероисповедания.

Разрозненные и умеренные

Молитва у мечети Кул-Шариф (Казань) во время Ураза-байрама, праздника, посвященного окончанию поста в священный месяц Рамадан.

В современной России, как и во всем мире, у мусульман, нет никакого единого управления и универсальных духовных лидеров. Шейхи и вероучители меняются от региона к региону, а на представительство мусульман на федеральном уровне претендуют сразу две организации: Совет муфтиев России в Москве (лидер – Равиль Гайнутдин) и Центральное духовное управление мусульман в Уфе (лидер – Талгат Таджуддин). Кроме того, есть влиятельные муфтияты в Казани и разрозненные мусульманские лидеры Северного Кавказа.

Кроме того, российских мусульман можно разделить на три группы, отмечает исламовед Алексей Малашенко, руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций»: татары и башкиры Поволжья и Урала, мусульмане Северного Кавказа и маленькие общины, разбросанные по всей стране, вдали от районов компактного проживания мусульман. В последних значительную роль играют и мигранты: как с Северного Кавказа, так и из бывших республик СССР.

«Все эти группы различаются по этнокультурной и собственно религиозной идентичности, более того, между ними может существовать взаимное отторжение, даже неприязнь», – считает Малашенко. На этом фоне бессмысленно говорить об абстрактной «исламской угрозе»: отдельные радикальные группировки существуют, но они точно не представляют всех мусульман.

В основном же все крупные группы внутри российского ислама придерживаются умеренных взглядов на вероучение, считает Игорь Загарин, религиовед, доцент РАНХИГС: большинство российских мусульман - сунниты, сторонники «мягкого» подхода к исламу, в отличие, например, от саудовских ортодоксов. Сказываются века сосуществования с другими религиями.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен