Почему в петербургский коворкинг не пускают мужчин?

Stanley Kubrick/Warner Bros., 1980, Getty Images/Global Look Press
Что делают женщины там, куда нельзя входить мужчинам, и почему последние так стремятся туда попасть?

Единственный в России женский коворкинг совсем не похож на крепость, держащую оборону, или на тайное укрытие злоумышленников. Хотя найти его непросто. В типичном питерском дворе, за типичной черной дверью без вывески скрывается заставленная разноцветными пуфами и столиками комната. В вечерние часы это загадочное место – центр для женщин «Ребра Евы», там проводятся различные лекции, выставки и прочие тематические мероприятия. И, кстати сказать, мужчин туда пускают. Но вот в днем комната преображается в коворкинг для женщин «Симона» (в честь Симоны де Бовуар, книга которой «Второй пол» считается одной из самых значимых в истории феминизма), куда мужчинам вход заказан. И чего только они не делают, чтобы туда попасть!

Сначала пользователь Twitter Mixammo написал жалобу в прокуратуру, указав, что такие ограничения противоречат российским законам. Затем сюда безуспешно пытался зайти депутат Госдумы Виталий Милонов вместе со съемочной группой телеканала 360. Но, пожалуй, эксцентричнее всего оказался журналист «Фонтанки», который притворился трансгендером, чтобы его впустили.

На самом деле, в России, как и во многих других странах, есть много мест с гендерными запретами: женские и мужские бани, мужские барбершопы и закрытые сигарные клубы или женские фитнес-залы и даже отдельные купе в поездах. Но все они почему-то не вызвали такого жгучего интереса со стороны тех, кому вход туда запрещен. А вот мятежный питерский коворкинг буквально взорвал мозг российской общественности. Что же такого там делают женщины с 11 до 19?

«Отдых от угнетения»

Прежде всего посетительницы здесь отдыхают от «мужского угнетения», объясняет мне корпулентная блондинка Светлана Нархатова, которую здесь называют кураторкой, следуя феминисткой тенденции определять гендерную принадлежность должности. Даже кофе, который предлагают посетителям, назван феминитивами: «капучинесса», «латесса», «рафиня», «какаиня» или «чайка с жаборослями». «Мы сначала думали назвать эти напитки именами известных феминисток, но потом решили, что феминитивы – это важная тема, которую нужно поднять», - объясняет Светлана.

Мне становится любопытно, как проходит отдых от угнетения, и я оглядываюсь по сторонам. Посетительниц в этот час немного: одна дремлет на пуфиках в центре комнаты, другая что-то печатает за компом у окна.

Мой взгляд падает на что-то вроде стенда с феминистскими сувенирами: браслетами с надписями «Любовь к себе – это революция», косметичками «Все женщины – сестры» и носками «Топчи сексизм». Вообще «Симона», как и «Ребра Евы» это благотворительный проект, который существует на пожертвования (рекомендуемая цена в день всего 150 рублей, столько же стоит один напиток из меню), и продажа сувениров также имеет значение. Все эти штуки сделали активисты со всей страны, чтобы поддержать проект. Говорят, среди них были и мужчины. «Помню, один из парней подарил нам моющий пылесос и стол, а когда мы его спросили, зачем он это делает, ответил, что женских коворкингов должно быть больше», вспоминает Светлана.

«Конечно, нам говорят, что наш проект – это дискриминация по гендеру,  говорит Светлана. Но это просто безопасное место для женщин, которое позволяет им хотя бы на время отдохнуть от постоянного угнетения и желания доказать, что они тоже существуют в этом мире, а не просто являются атрибутом мужчины или его обслуживающим персоналом».

Сама она признается, что почувствовала дискриминацию на прошлой работе, когда узнала, что ее коллеги-мужчины получают больше, а затем и от бывшего мужа. «Я была замужем 6 лет и первое время не работала. Затем я вышла на работу и попросила поделить домашние обязанности, но тут выяснилось, что муж считал, что я и так ничего не делаю. И это очень грустно».

Девушки не скрывают, что им постоянно пишут гадости в социальных сетях, но они надеются, что это однажды пройдет. Ирония этого места заключается в том, что женщины внутри как в бункере просто сидят в интернете и пьют кофе. В сущности здесь ничего не происходит. А за окном то и дело появляются мужчины, которые следят за развитием ситуации. «Как раз такая реакция и подтверждает, что безопасные места для женщин нужны», – заключает Светлана.

Кто здесь спасается

В «Симону» приходят женщины всех возрастов. Главное, чтобы они умели пользоваться интернетом, потому что иначе об этом тайном месте не узнать.

Сидящая за компом серьезная дама оказалась научным сотрудником музея, и ей было нужно место, где можно спокойно поработать. Наталья, как выяснилось, спасалась здесь от мужа, который дома отвлекает ее от работы. «Я пришла сюда впервые, и считаю этот коворкинг очень хорошей идеей. Таких мест должно быть больше». Наталья говорит, что только когда читает истории о давлении на женщин со стороны мужчин, понимает, что и с ней происходило что-то подобное.

Пока я говорю с Натальей, на пуфиках просыпается девушка в джинсах. Лилия учится на врача, занимается темой борьбы с ВИЧ и говорит, что здесь чувствует себя в безопасности, так как может приходить сюда со своей девушкой, не скрывая ориентацию. «Мой бывший молодой человек, далекий от феминизма, просто фанат "Симоны". Изначально об этом месте знали только люди, близкие к феминизму, а сейчас о нем говорят даже мои однокурсники». Лилия жалуется, что в местах общего пользования парни нередко позволяют себе какие-то вещи, которые ей кажутся недопустимыми, и она чувствует напряжение, если большая часть окружающих – незнакомые мужчины. «Я думаю, что любая девушка должна считать себя феминисткой, но вокруг этого термина совершенно неоправданный ореол плохой репутации».

Юлия, озорная барышня в белом свитере, забежала на минутку, чтобы выпить латессу. Она химик, работает в СПбГУ и в свободное время помогает проекту на различных мероприятиях. «Я из европеизированной семьи, у меня не было гендерно-ориентированного воспитания, мне не говорили: "Ты же девочка", ты должна то-то и то-то», – рассказывает Юлия. Она признается, что ей бывает сложно в обществе, ведь у многих внутри устаревшие установки, даже у ее коллег-ученых. «Многие считают, что феминистки – это или лесбиянки, или просто некрасивые женщины, которые не пользуются успехом у мужчин, но это совсем не так».

Еще одна забежавшая на минутку Дарья оказывается преподавателем русского языка для беженцев и редактором книги «Сказки для девочек» (в которой «не будет объективации и стереотипов»). «Мне раньше казалось, что феминистки – это какие-то сумасшедшие женщины, которые качают какие-то права, а мне ничего не надо качать. Но на самом деле когда женщина становится феминисткой, то она просто начинает смотреть на свою жизнь критически, допуская меньше унижений в свой адрес. Поэтому статистически, действительно, это как правило женщина в свободных отношениях, с кошками, как все и представляют ее себе. Но это ничего не говорит о ней как о личности. Вообще, сколько можно оценивать женщину по наличию или отсутствию у нее партнера?» Партнер самой Дарьи оказывается философом, ставшим феминистом еще раньше, чем она сама.  

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен