Единственный дворец мальтийских рыцарей в России снова ожил (ФОТО)

Вадим Разумов
Землебитное здание Приоратского дворца до сих пор хранит свои секреты. Его земляные стены не удалось взорвать даже фашистам.

Появление Приоратского дворца в селе Гатчине под Санкт-Петербургом связано с историей Мальтийского ордена. После Французской революции один старейший из рыцарских орденов Римско-католической церкви стал испытывать притеснения. Павел I покровительствовал рыцарям Мальтийского ордена, поэтому к нему обратились с просьбой о помощи. Император согласился помочь, и в январе 1797 года подписал конвенцию о «Великом Приорстве» Мальтийского ордена на территории России. В ноябре 1798 года Павлу I присвоили звание Великого магистра.

Павел I отвёл руководству Мальтийского ордена Воронцовский дворец в Петербурге, а затем затеял строительство летней резиденции для принца Конде – приора Ордена - в Гатчине, где у самого Павла I уже был дворец. Принц Конде до Петербурга так и не доехал, но к моменту окончания строительства Павел I как Великий магистр сам входил в число руководителей Мальтийского ордена. Эти события привели к возникновению легенды - от Большого Гатчинского дворца к Приоратскому ведёт подземный ход.

Портрет Павла I со знаками масонской ложи «Петра к истине»

Составлял проект и руководил строительством архитектор и инженер Николай Львов, автор множества усадеб и храмов в стиле классицизм в Петербурге, Москве, Торжке и их окрестностях.

Для строительства дворца Львов придумал новую технологию и в качестве материала использовал землю. Ранее опрессованный грунт уже применяли для фортификационных сооружений, но Львов разработал технику опрессовки, позволяющую создать из грунта целый замок, да ещё в болотистой местности.

Приоратский дворец – единственное сохранившееся в России землебитное здание. Павел I поддерживал опыты инженера: и в 1797 году издал указ о создании Училища земляного битного строительства. 

Сын Павла I император Александр I передал дворец государственной казне. Недолго в его стенах действовал лютеранский храм, однако, большую часть времени здание почти не использовалось.

Спустя столетие дворец модернизировали, провели водопровод и канализацию, сделали его пригодным для круглогодичного проживания и обустроили квартиры для придворных. 

В начале же ХХ века Приоратский дворец переориентировали на службу искусству: там устраивали выставки.

Во время Первой мировой войны здесь разместили военный госпиталь, а во время Второй мировой войны дворец пытались взорвать фашисты. Но, вероятно, технологии Львова были настолько качественными, что стены дворца от взрыва не пострадали - лишь частично снесло крышу. Реставрацию дворца провели лишь в 1980-е годы.

Приоратский дворец и парк во все времена привлекали внимание художников. Сохранилось немало пейзажей, графических работ и гравюр, изображавших это место. В Третьяковской галерее хранится пейзаж Андрея Мартынова с озером на переднем и дворцом на заднем плане. Изображение дворца можно найти в бумагах Тараса Шевченко и Василия Жуковского. В ХХ веке Приоратский дворец и парк вдохновляли художников-символистов и “мирискусников” Николая Лансере, Мстислава Добужинского и Александра Бенуа.

Статус музея Приоратский замок получил лишь в 2002 году. С 2004 года во дворце проходят выставки. В капелле замка отличная акустика и ее используют как концертный зал. Когда дворец открыли для посетителей появилась современная легенда. Говорят, что остановившиеся в период запустения часы XVIII века сами пошли в день открытия.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен