Все еще не любите маски? А если бы они выглядели вот так? (ФОТО)

@nastia_pilepchuk; Дмитрий Шабалин / PA Gallery
Искусство для лица в эпоху пандемии. Русские художники превращают цветы, шипы и щупальца в маски.

Маски стали главным «аксессуаром» этой весны, но объектом для творчества и буйных фантазий российских художников они были давно. Показываем вам самые впечатляющие экземпляры масок, превращенных в искусство для лица. 

Маски-настроение Анастасия Пилепчук

Художница, фэшн-дизайнер, редактор журнала и диджей Анастасия Пилепчук изначально  делала маски только для своих выступлений. Но эпатажные изделия из бусин, металла, CD-дисков и нитей вскоре стали полноценным арт-проектом. 

«Я черпаю вдохновение у Фриды Кало и Бьорк они такие уникальные и особенные, рассказывает она. Бьорк, безусловно, один из моих любимых художников, и я думаю, она как-то повлияла на мое видение. Но, создавая маски, я черпаю вдохновение и из многих других вещей: людей, природы, культуры, настроений».

Пилепчук родом из Якутии и все детство провела в Бурятии, где развит культ шаманизма и маски играют огромную роль.  

По ее словам, она никогда не знает, как будет выглядеть ее маска, когда она садиться за работу. Многие из них «слепок» того настроения, которое у нее было на тот момент. «Я просто беру материал, опираюсь на определенную эмоцию или воспоминание, и работаю, пока не пойму, что это готово», говорит она.

Бумага и сырая рыба Венера Казарова

Венера Казарова создает костюмы для театральных постановок и современного танца, а также причудливые маски из различных текстур. Ее любимый прием совмещать несовместимое. Как, например, бумагу и рыбу (да, настоящую).

У нее есть множество вариаций масок с едой, особенно с рыбой. «Это, наверное, что-то вроде символа для меня, и однажды я пойму, о чем он, объясняет она. Я знаю все сказки и мифы о рыбах. Они просто очаровывают меня».

Ее арт-маски абсолютно не функциональны, признается она, это арт-объект и что-то вроде «визуального дневника». «Я могу сделать маску из чего угодно, также как могу увидеть маску во всем», считает художница.

Хотя наблюдателям, возможно, на ум придет другое сравнение чистая фантасмагория и ночные кошмары.

Уральская мифология Алиса Горшенина 

Художница из Нижнего Тагила (Урал) Алиса Горшенина экспериментирует с разными материалами: делает туфли с пальцами из синтепона, создает мягкие скульптуры или, например, отливает младенцев из гипса. Но часть ее работ это причудливые маски из текстиля.

Уральские легенды и мифы, особая уральская энергия это то, чем пропитаны ее образы.

По выражению самой Алисы, она особо остро чувствует «уральскую кому»: «Люди здесь как будто сидят в железном ящике, они задавлены городом, но в них до сих пор сидит животное и требует воссоединения с природой. Это можно воспринять как выдумку, но иногда я думаю, что уральская кома более реальна, чем я сама».

«Ресайкл»-маски Дмитрий Шабалин 

Шабалин в мир искусства пришел из мира моды - до этого работал в глянце, был фэшн-редактором нескольких журналов. Первые опыты с масками начались в 2012 когда он с другом решил сделать маску, чтобы пойти на вечеринку. Эксперимент ему понравился.

Теперь Шаблина знают преимущественно благодаря его маскам в стиле «ресайкл». Его работы побывали и в главных московских музеях, и в парижском Гран-Пале.

Собранные из самых разных предметов от елочных игрушек, часов, значков до форм для выпечки большинство масок Шаблина «родом» из массовой культуры. Или, как он говорит, это «замаскированные» иконы современной медиа-реальности: персонажи видеоигр, комиксов и блокбастеров. Одна серия работ, к примеру, была основана на масках трансформеров. 

Русский киберпанк Никита Реплянский 

Реплянский занимается кибердизайном. Причем, свой путь он начинал с создания протезов и нейроинтерфейсов, будучи уверенным, что протез не обязан быть похожим на потерянную часть тела.

Вскоре его внимание переключилось на маски. Их отличие от многих других в том, что они абсолютно функциональные, то есть их можно носить в обычной жизни (если вы фанат кибер-культуры).

«Создавая маски, я понял, что создаю артефакты воздействия на личность. Мы по-разному себя ощущаем в разных масках. Ты как бы примеряешь на себя иную энергетику», убежден он. 

Реплянский работает над запуском собственного бренда масок, но его работы уже может «примерить» любой желающий в дополненной реальности в Instagram. Одна только маска «Кобра» собрала больше 130 миллионов просмотров.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен