Почему нацистская женщина-палач, не скрываясь, жила в СССР?

Архив УФСБ по Брянской области; Legion Media; Евгений Халдей/МАММ/МДФ/russiainphoto.ru
Сначала она расстреливала детей и мирных жителей, которых ей нацисты приводили на казнь. А потом более 30 лет спокойно прожила в СССР в качестве уважаемого ветерана войны.

«Это была моя работа», - спокойно заявляла Антонина Макарова следователю КГБ, рассказывая о том, как регулярно из пулемета расстреливала советских граждан во время Второй мировой войны. На счету одной из самых жестоких женщин-убийц в истории насчитывается, по разным данным, от 168 до полутора тысяч человек.

Макарова, больше известная как Тонька-пулеметчица, не всегда занималась только тем, что отнимала жизни. Прежде чем стать палачом у нацистов, она делала совершенно противоположное дело - была санитаркой в Красной Армии. Причем отправилась на фронт добровольцем.

Однако служба Макаровой продлилась недолго. Осенью 1941 года около 600 тыс. советских солдат оказались окружены в «Вяземском котле». Вместе с ними в плен попадает и 21-летняя Антонина.

Чудом сбежав, она месяцами скиталась по лесам и деревням, находя временный приют у жителей, но нигде не задерживаясь надолго. Летом 1942 года Макарова выходит на оккупированную немцами Брянщину, в район поселка Локоть.

«Место под оккупационным солнцем»

Территория, на которой очутилась Антонина Макарова, в корне отличалась от других оккупированных нацистами. В качестве эксперимента, здесь было учреждено полуавтономное Локетское самоуправление под властью «бургомистра» из местных Константина Воскобойника (после его гибели от рук партизан в январе 1942 г. ему на смену пришел Бронислав Каминский). Общий надзор тем не менее осуществлялся немцами, а в населенных пунктах региона «для порядка» были рассредоточены подразделения 102-й венгерской пехотной дивизии.

Самоуправление получило право создавать отряды самообороны, оформившиеся в дальнейшем в так называемую Русскую освободительную народную армию (РОНА). Именно она летом-осенью 1944 года «прославится» своей крайней жестокостью в ходе варшавского восстания, буквально утопив город в крови.    

Б.В. Каминский и солдаты РОНА.

Скрываясь в доме одной жительницы поселка, Антонина Макарова размышляла, куда двигаться дальше. Она знала, что в близлежащих лесах действовал крупный партизанский отряд. Однако, насмотревшись как хорошо живут русские коллаборационисты, Макарова решила, по словам историка спецслужб Олега Хлобустова, «искать теплое место под новым оккупационным солнцем». 

Макарова сближается с немцами и местными русскими «самоуправленцами». Она в открытую занимается проституцией, участвует в постоянных попойках и вечеринках. Вскоре Антонину привлекают к более серьезным делам - а именно к расстрелам евреев, пойманных партизан и местных противников новой власти.

Как через много лет, Макарова заявила следователям КГБ, никто ее насильно ни к чему не принуждал: «Они меня напоили водкой, И я первый раз пьяная пошла и произвела расстрел». Так на свет появилась Тонька-пулеметчица.

Виртуозный палач

Казни проходили в овраге рядом с бывшим зданием конезавода, в котором нацисты учредили тюрьму. В том же здании проживала и Макарова. Время от времени местные жители наблюдали, как из ворот тюрьмы за группой осужденных выезжала телега, на которой стоял пулемет и за которой уверенно шла девушка с соломинкой в зубах.

«Я не знала тех, кого расстреливаю. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было… Все приговорённые к смерти были для меня одинаковые. Менялось только их количество.... Арестованных ставили цепочкой лицом к яме. На место расстрела кто-то из мужчин выкатывал мой пулемёт. По команде начальства я становилась на колени и стреляла по людям до тех пор, пока замертво не падали все», -  говорила Макарова следователям КГБ.

«Совершаемые ею казни превращались в страшное театрализованное представление. На них приходили смотреть руководители Локотского самоуправления, приглашались немецкие и венгерские генералы и офицеры», — говорит историк Дмитрий Жуков. 

Тонька редко промахивалась, а в кого не попала - добивала из пистолета. Один раз выжили несколько детей - пули прошли выше их голов. Заваленных телами, их спасли местные, которые пришли хоронить казненных. Детей переправили в лес к партизанам, которые объявили охоту на женщину-палача. 

Вещи и одежду казненных Макарова забирала себе, сокрушаясь из-за того, что она испорчена кровью и дырками от пуль.

Поиски преступницы

Летом 1943 года Тонька-пулеметчица почувствовала, что удача изменила ее новым хозяевам. Красная Армия неукоснительно освобождала от немцев территорию Советского Союза.

Макарова отправляется в Брянск лечить сифилис, но назад в Локоть уже не возвращается. Ее следы внезапно теряются.

Военная контрразведка СМЕРШ открыла дело на Тоньку сразу же после освобождения Брянщины. В овраге рядом с тюрьмой в Локотке были обнаружены останки 1500 человек.  

Однако оперативная работа среди местного населения, допросы захваченных коллаборационистов, поиски среди документов мало что дают. Не получается найти какую-нибудь информацию о рождении и родственниках Макаровой. 

Счастливый случай

После войны КГБ годами передавало дело Тоньки-пулеметчицы «по наследству». Все изменилось в 1976 году, когда в органы поступило на рядовую проверку дело некого офицера Панфилова, собиравшегося на долгий срок за границу. В нем было указано, что среди всей его семьи Панфиловых, одна его сестра Антонина носит фамилию Макарова.

Оказалось, что еще в школьные годы застенчивая Антонина постеснялась произнести свою фамилию, а однокласнники по ошибке назвали учительнице ее Макаровой (по имени ее отца Макара). На это имя были выданы документы, несмотря на то, что в записях при рождении она числилась как Панфилова.

Это объясняло, почему среди всех 250 найденных и проверенных комитетом Антонин Макаровых не было нужной Тоньки-пулеметчицы. Ведь поиск шел среди зарегистрированных под этим именем при рождении.   

Уважаемый ветеран войны

Сестра офицера Панфилова, Антонина Макарова работала на швейной фабрике в городе Лепель в Белоруссии. Жена героя войны, сержанта Виктора Гинзбурга, она сама была уважаемым ветераном, имела памятные награды и выступала с лекциями перед молодежью.

Очная ставка: свидетельница кровавых событий в селе Локоть опознала Антонину Макарову (на фото: крайняя справа из сидящих).

Оклеветать уважаемого человека было нельзя, поэтому КГБ аккуратно установил за Макаровой слежку, продлившуюся целый год. Офицеры привозили в Лепель людей, которые могли видеть и знать ту самую Тоньку-пулеметчицу. Среди них были и ее бывшие любовники, коллаборационисты, которые после отбытия приговоров в лагерях вернулись домой.

В конечном итоге, они и подтвердили, что почтенный ветеран Антонина Гинзбург это и есть та самая неуловимая Тонька-пулеметчица, о преступлениях которой не подозревают ни ее родственники, ни муж, ни две дочери. Макарова была незамедлительно арестована.

Оказалось, что в период массового бегства немецкой армии она попала в Кенигсберг. Когда город взяла Красная Армия, Антонина выдала себя за санитарку и устроилась работать медсестрой в госпиталь. Там она познакомилась с будущим мужем, чью фамилию и взяла.

Антонина Гинзбург во время ареста, 1978 год.

Казнь

На допросах Антонина Панфилова-Макарова-Гинзбург вела себя совершенно спокойно. Она была уверена, что ее не за что наказывать и все списывала на войну. Более того, Тонька искренне полагала, что за давностью лет обойдется несколькими годами тюрьмы и скоро выйдет на свободу.

Однако суд решил иначе. Причастность женщины-палача к убийствам 1500 человек доказать не удалось, но точно установили, что на ее совести 168 расстрелянных из оврага возле локотской тюрьмы.    

В 6 часов утра 11 августа 1979 года Антонина Макарова была расстреляна, а КГБ наконец-то закрыл одно из самых долгих дел в своей истории.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен