Где на Руси можно было взять денег в долг?

Воронежский областной художественный музей им. И.Н. Крамского, Архивное фото
Первыми ростовщиками в России стали монастыри. Миряне оставляли им в залог не только свое имущество, но и душу.

В 1897 году в Херсоне был оправдан дворянин Вадим Бутми де Кацман, который тремя выстрелами из револьвера убил известного ростовщика Ойзера Диманта. Защищал обвиняемого Николай Карабчевский, известный адвокат – и своей пламенной речью он убедил присяжных в том, что, в сущности, в преступлении повинен… ростовщик, своими драконовскими процентами доведший должника до убийства.

Вот как сильна была в России ненависть к заимодавцам и кредиторам! Но без кредита не может существовать ни одно общество. Как появился и развивался кредит в России?

Греховный процент

Интерьер приказной избы со шкафом для хранения документов (реконструкция в комплексе Передних ворот Государева двора, МГОМЗ

Первым кредитором русских была православная церковь. Правила святых апостолов запрещали духовным лицам давать деньги в рост – под страхом отлучения от церкви. Но жизнь диктовала свои условия.
Монастыри и церкви в древней Руси были редчайшим местом, в которое не совались ни разбойники, ни воры, ни даже татаро-монгольские захватчики: монгольские ханы гарантировали русским неприкосновенность церквей, монастырей и их владений. Землю с усадьбой могли отобрать (князья или враги), торговые операции могли прекратиться (из-за войны) – церковь становилась единственным безопасным местом, где можно было хранить средства. Ну а каменные церкви и монастыри (в эпоху деревянного строительства) способны были сберечь драгоценности еще и в случае частых пожаров. 

Большинство русских всех сословий в XVI-XVII веках жили в условиях нищеты или нужды. Монастырям же, которые сами владели землями и крестьянами, обнищание выгодно не было – плюс, люди сами приходили туда с просьбами дать денег взаймы, под залог имущества. Поэтому, несмотря на запреты церковных соборов и самого царя, монастыри продолжали оставаться кредитными учреждениями.

Долг и проценты должник мог отработать службой в армии или физическим трудом. Еще вариант – заложить движимое и недвижимое имущество: землю, золото, оружие, ювелирные украшения, скотину и дорогую одежду.

Соловецкий монастырь

Проценты по долгам были зверскими, до 20% в год. Положение усугублялось религиозностью крестьян: они считали, что, не уплатив долга на земле, не сможешь войти в Царство Небесное. Если должник долго не платил, заимодавец грозил уничтожить долговую расписку и таким образом обречь должника на вечные муки. 

К XVII веку церковное ростовщичество оформилось в полноценную финансовую систему: был вторичный рынок займов (монастыри перекупали друг у друга должников), взимание процентов на проценты, а не выплатившие долг крестьяне становились крепостной собственностью монастырей.

Государство и дворянство: кто кого спасал

100 рублей Екатерины Великой

Государству такая ситуация была невыгодна: закладывая свои земли с крестьянами, русские помещики не могли выставить достаточно солдат в поместное войско. Царь был вынужден создать регулярную гвардию – стрельцов – и повысить земельные выдачи помещикам. Все это подрывало экономику страны. К концу XVII века церковь владела почти третью всей пашенной земли в России. 

Реформа, проведенная Петром I (отмена патриаршества и конфискация земли в пользу государства), подорвала кредитное господство церкви. Однако система кредита была необходима, а учреждений все еще не было – при этом страна тратила горы золота на развитие и войну. Сам Петр занимал деньги у европейских ростовщиков, например, у семьи Медичи, которым то ли в залог, то ли в счет долга отправил великолепные столы из уральского малахита. В России же ростовщиками стали крупнейшие помещики и аристократы – например, Александр Меншиков, самый богатый человек России.

В 1733 Анна Иоанновна повелела Монетной конторе выдавать ссуды под щадящие 8% годовых: «Так как многие наши российские подданные принуждены занимать у чужестранных, с несносными великими процентами, и от того приходят в убожество и разорение...» – гласил указ императрицы. Но денег в конторе было мало, и получить займ могли не все российские подданные, а аристократы, у которых были связи.

Санкт-Петербургский монетный двор в Петропавловской крепости

А что же остальные? Купцы предпочитали занимать друг у друга, а крестьяне в деятельности кредитного рынка почти не участвовали: у них просто не было денег, а если они появлялись, то в отношения долга крестьяне вступали прежде всего с помещиком. Первый крестьянский банк появился только на закате Империи, в 1882 году.

Помещики постоянно нуждались в деньгах – из своих имений доход они получали только раз в год, а траты были высоки. Подсчитано, что целая крестьянская семья в XVIII веке могла выжить на 26,5 рублей в год; в то же время чиновник уровня министра только карманных денег тратил около 40 рублей за полтора месяца, а в карты обычно проигрывал от 500 рублей в год.

В 1754 году указом Елизаветы Петровны были основаны первые в России настоящие банки – Дворянский, дававший ссуды в 6% под залог имений, и Купеческий, ссужавший под залог товара. «Настоящими» они были потому, что их капитал был составлен не только из государственных денег, но и из вкладов частных лиц. Уставные капиталы этих банков все равно были очень малы: 750 тысяч рублей в Дворянском и 500 тысяч в купеческом. И это в стране, аристократы которой могли сделать долг в 10-15 тысяч рублей за один вечер за карточным столом! Дворянский банк был, по сути, создан для того, чтобы спасти дворянство от обнищания – дворяне были нужны государству как рабочая сила для армии и государственных учреждений.

Понимая это, дворяне не очень-то возвращали кредиты. Быть должным вовсе не считалось чем-то позорным, а высших аристократов вообще никто не мог заставить выплачивать долги – не самой же императрице их уговаривать! Братья Орловы, старший из которых, Григорий, был фаворитом императрицы, каждую неделю просили у нее по 5-10 тысяч рублей и получали их, а дворцы для Орловых строились на счет казны. Даже самый богатый человек Империи, Григорий Потемкин, брал в долг и не отдавал – его займы из казны могли достигать 3,5 млн рублей за один раз! 

Дворянский заемный банк (здание)

Банкир Сутерланд, у которого Потемкин взял 700 тысяч рублей и, конечно, не отдал, впоследствии покончил жизнь самоубийством. А дворяне прекрасно понимали свое неуязвимое положение и учились жить в долг. Один из Голицыных (также одна из самых богатых семей Империи) писал, что лучше долг свести в одно место и в одном месте быть должным большую сумму, нежели иметь много мелких долгов, которые сложно отслеживать. Именно это и позволяли сделать банки: взять один огромный кредит, заплатить все долги из него и быть должным уже банку.

Так что первые кредитные учреждения в России ждал полный крах. В 1782 Купеческий банк был слит с Дворянским, в 1786 Дворянский ликвидировали и открыли Государственный Заемный банк… Множество раз организованные государством банки в России меняли свои названия и функции, но ситуация не менялась.

На шее у царя

Московский Купеческий банк

В начале XIX века служба дворянина в армии была делом очень недешевым. Чтобы служить в императорской гвардии, нужно было купить: расшитый золотом гвардейский мундир, минимум пару строевых лошадей, все оружие – сабли, ружья, пистолеты и клинки; нужно иметь хорошую квартиру и приличный экипаж. За недостаточный гвардейский лоск и плохие манеры можно было получить выговор и вылететь из полка. Служили в таких полках только те, кому родители присылали из дома дополнительные к жалованью деньги. А тратили лихо: на приданое дочери могли отдать 10-15 тысяч; на столько же богатая семья жила в год. Оклад полковника составлял при этом 1200 рублей в год. 

Чтобы поддержать дворянство, государственные банки понизили кредитную ставку до 4-5% в год; заложенные имения в случае невыплаты не отбирали, а брали «в опеку». Но здоровое отношение к кредиту русским привить так и не удалось. К тому же многие дворяне воспринимали свой долг как долг не государству, а лично царю, которому они служат. А в этой логике долг можно было и не отдавать – ведь все равно дворянин остается на службе у государства. Да только с 1763 года дворяне не обязаны были служить, а могли жить в поместьях. Так они и жили, только поместья были заложены и перезаложены: к 1850 году около ⅔ имений с крепостными были заложены.

Здание Государственного банка, Санкт-Петербург, начало XX века

В XIX веке государство продолжало организовывать кредитные учреждения самого разного свойства: в 1840-х были созданы вспомогательно-сберегательные кассы для крестьян. В 1860 году был создан Государственный банк Российской империи с уставным капиталом в 15 миллионов рублей. Показательно, что управляющим банком стал иностранец – барон Александр фон Штиглиц. Он был сыном немецкого иудея Людвига Штиглица, самого надежного банкира России первой половины XIX века.

Основной функцией Государственного банка стало поддержание кредитом самого государства, разорившихся коммерческих банков, и, конечно, дворян. На первых порах банк в основном кредитовал прежде всего казну: уже к 1879 году долг казны Государственному банку составлял 478,9 млн рублей – при доходной части бюджета в 628 миллионов. Погашение этого долга, начавшееся в 1881 году, закончилось в 1901 году.

После реформы крепостного права все русские дворяне неожиданно для себя стали держателями ценных бумаг – свидетельств о выкупе крестьянами земли. Но дворяне не сумели стать игроками фондового рынка – они просто обналичивали свидетельства, а деньги тратили за границей.

Тем не менее, после реформы в России начался бум кредитных учреждений. Только за период с 1864 по 1872 было учреждено 33 акционерных банка и 53 учреждения взаимного кредита. Массово создавались Земельные банки – учреждения ипотечного кредита, в которые дворяне продолжали закладывать оставшуюся у них землю, причем сроки погашения ссуд были заведомо огромными – более 50 лет, а процент ссуд все понижался и к 1897 году составил 3,5%. История русской кредитной системы во второй половине 19 века была сложна, но итог ее был закономерен: по сути, всю свою историю российские банки кредитовали государство и дворянство. Например, в 1917 кредиты, взятые государством на ведение войны, составляли  более 90% баланса Государственного банка. 

Хотя Государственный банк России был одним из самых крупных кредитных учреждений Европы (по обороту), финансово эффективным он так и не стал. Основной причиной неуспеха русской кредитной системы оставалась финансовая недобросовестность российских дворян, которые сами и были государственными служащими и военными, но прежде всего блюли личные, а не государственные финансовые интересы.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен