Как США выслали своих радикалов в Советскую Россию

Общественное достояние
За несколько лет до того, как большевики отправили на кораблях свою интеллигенцию на запад, американцы сделали то же самое. Они собрали своих самых отчаянных радикалов и послали их Ленину в качестве “рождественского подарка.”

Задолго до знаменитой истерии «Русские идут!» периода Холодной войны, США поразила паника «Коммунисты идут!» Революция 1917 года изменила не только Россию, но также глубоко повлияла на американское общество, породив навязчивую идею, что коммунисты и тут придут к власти.

Парад на День труда в Нью-Йорке

Красная угроза

Взаимоотношения между правительством США и леворадикальным и анархистским движениями никогда не были идеальными, но в 1919 году они буквально переросли в войну. В июне в восьми американских городах последователи итальянского анархиста Луиджи Галлеани устроили взрывы, целью которых были судьи, прокуроры и иммиграционные чиновники.

К счастью, никто не пострадал, но страну охватил страх, что грядет революция и гражданская война по русскому сценарию. Одна из несостоявшихся жертв июньских атак, генеральный прокурор США Александр Палмер, сообщил Конгрессу, что революционеры готовы «встать и уничтожить правительство одним махом».

Александр Палмер/задержанные в ходе рейдов ожиадют депортации

Палмер со своим ассистентом, будущим первым директором ФБР Эдгаром Гувером, организовали так называемые Рейды Палмера - серию арестов левых радикалов и анархистов. Поскольку львиную долю их составляли выходцы из Европы, правительство использовало эффективный метод депортации неграждан.

Советский Ковчег 

21 декабря 1919 года 249 арестованных радикалов посадили на борт грузового парохода Buford в Нью-Йорке и тайно отправили в Россию в качестве «американского рождественского подарка Ленину и Троцкому». Семьям депортированных сообщили о произошедшем только после отплытия.

Пресса ликовала. Именно она дала кораблю его библейское прозвище. «Как плавание Ковчега, построенного Ноем, было залогом сохранения человеческой расы, так и плавание Советского Ковчега является залогом сохранения Америки», писал New York Evening Journal.

Buford

Saturday Evening Post разделял эти чувства: «Mayflower привез первых строителей этой страны, Buford увозит ее первых разрушителей».

В Советскую Россию

Поскольку США и Советская Россия не поддерживали тогда дипломатических отношений, корабль отправили в соседнюю Финляндию. Москву проинформировали о прибытии почетных гостей. Особенно сильно большевики ждали идеологов и лидеров анархистского движения: Александра Беркмана и Эмму Гольдман, которую Эдгар Гувер назвал «самой опасной женщиной в Америке».

Гольдман, также известная как «Красная Эмма», вспоминала: «28 дней мы были пленниками. Часовые стояли у дверей наших кают день и ночь, они сопровождали нас на палубах даже в тот час, когда нам разрешали подышать свежим воздухом. Мужчин заперли в темных и мокрых комнатах, их скудно кормили, все мы понятия не имели, куда направляемся. Но наши надежды были на Россию. Новая, свободная Россия была перед нами».

Эмма Гольдман и Александр Беркман в 1917-1919 гг.

Корабль прибыл в Финляндию, где пассажиров Ковчега проводили под конвоем местных военных до советской границы. Большинство их них родились в Российской Империи, сражались с царизмом, и были вынуждены покинуть страну. Теперь, воодушевленные, они надеялись остаться в Стране Советов навсегда. Реальность, однако, оказалась не столь благостной, как они ожидали.

Разочарование

Тепло встреченные большевиками, пассажиры Советского Ковчега стали погружаться в жизнь новой для них страны. Судьбы большинства из них неизвестна, но путь ключевых фигур можно проследить.

Чем больше Эмма Гольдман и Александр Беркман путешествовали по стране, общались с Лениным, лидерами большевиков и простым народом, тем больше они разочаровывались в том, что видели. Шокированный действиями ЧК, Беркман написал в своей «Русской Трагедии» (The Russian Tragedy): «Из защитника Революции ЧК превратилось в самую страшную организацию, чья несправедливость и жестокость сеют ужас по всей стране».

Подавление Крондштатского мятежа

«Действительность в России была гротескной, совершенно отличающейся от того великого идеала, который вознес меня на гребень большой надежды на землю обетованную», говорит Эмма Гольдман в своей книге «Мое разочарование в России». «Я видела перед собой большевистское государство, огромное, сокрушающее любое созидательное революционное усилие, подавляющее, унижающее и разлагающее всё и вся».

Последней каплей было подавление Кронштадтского восстания в 1921 году. «Краса и гордость русской Революции», как называл их Троцкий, матросы требовали отмены диктатуры большевиков и восстановление политических свобод для всех социалистических движений в стране.

Вскоре после того, как восстание было жестоко подавлено, Гольдман и Беркман покинули Россию, чтобы больше никогда не возвращаться и провести жизнь в скитаниях по миру.

Советский мученик

Петр Бианки

Однако, не все пассажиры Советского Ковчега были разочарованы новой родиной. Петер Бианки, лидер когда-то могущественного Союза русских рабочих в США, нашел для себя место и в Советской России.

Бианки незамедлительно занялся работой на молодую советскую республику: он восстанавливал разрушенную в Гражданскую войну транспортную систему в Сибири, служил чиновником в городской администрации Петрограда и даже помощником комиссара на госпитальном судне в Балтийском море. 

10 марта 1930 года Петер Бианки был убит вместе с десятью другими активистами и чиновниками коммунистической партии в ходе одного их антисоветских восстаний на Алтае. Все они были провозглашены советскими мучениками.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен