Как СССР проиграл Америке саудовскую нефть

Если бы Сталин не уничтожил дипломатов, подружившихся с саудовским королем, весь ход истории выглядел бы совершенно по-другому.

Если бы Сталин не уничтожил дипломатов, подружившихся с саудовским королем, весь ход истории выглядел бы совершенно по-другому.

Getty Images
У СССР были отличные отношения с Саудовской Аравией в начале 1930-х годов. Как же вышло, что в итоге Эр-Рияд стал верным союзником США?

В марте 1938 года в Саудовской Аравии нашли нефть. Это сделали американцы из компании АРАМКО (тогда California Arabian Standard Oil Company), действовавшие по соглашению с первым королем Саудовской Аравии, основателем этого государства Абд-аль-Азизом Аль Саудом. Долгосрочный эффект этого открытия можно сравнить с высадкой Колумба в Америке: мир изменился навсегда.

Консервативная Саудовская Аравия из мало кому известной страны третьего мира превратилась в одного из ведущих производителей и экспортеров нефти: Эр-Рияд и сейчас оказывает огромное влияние на мировые рынки. АРАМКО со временем была выкуплена саудовцами, но королевство сохранило тесные союзнические отношения с США. 

Сейчас уже мало кто помнит, что история могла повернуться совершенно по-другому: ведь первым другом Саудовской Аравии на международной арене были вовсе не США, а Советский Союз. Легко представить, как советские нефтяники отправляются в пески Аравии в поисках новых месторождений и именно они, а не американцы, срывают куш – но из-за недальновидных шагов Иосифа Сталина все получилось иначе. 

Королевство в пустыне

Абд-аль-Азиз ибн Абд-ар-Рахман Аль Сауд, первый король Саудовской Аравии.

Несмотря на то что саудовцы обладают немалым влиянием в арабо-мусульманском мире (помимо солидных нефтяных запасов, в их распоряжении Мекка и Медина – два священных города ислама, куда ежегодно совершают хадж паломники со всей планеты), государство их совсем молодое. Оно возникло в 1926 году, когда эмир Неджда Абд-аль-Азиз Аль Сауд во главе армии кочевников-бедуинов завоевал королевство Хиджаз, где как раз располагались священные города, а чуть позднее распространил свою власть на весь Аравийский полуостров. 

Первым государством, признавшим королевство Абд-аль-Азиза (тогда еще не называвшееся Саудовская Аравия), внезапно стал Советский Союз. “Правительство СССР, исходя из принципа самоопределения народов и глубоко уважая волю геджазского народа, выразившуюся в избрании Вас своим королем, признает Вас королем Геджаза и султаном Неджда и присоединенных областей,” – гласила нота, врученная королю генеральным консулом СССР. Арабский завоеватель поблагодарил советских товарищей, написав в ответ: “Правительству СССР мое Правительство выражает свою благодарность, а также полную готовность к отношениям с Правительством СССР и его подданными, какие присущи дружественным державам”. 

Откуда такая прыть со стороны советского руководства? Благодарить за дипломатический успех нужно было именно генерального консула, молодого Карима Хакимова – его отправили с миссией в Хиджаз еще до прихода к власти бедуинов, но он, умело сориентировавшись в обстановке, наладил контакт с новым королем и стал его близким другом. Башкирский мусульманин по происхождению, Хакимов прекрасно знал арабский, был хорошо знаком с исламской культурой и совершенно очаровал саудовцев. В Саудовской Аравии его уважительно называли “красный паша”.

Теплые отношения

Карим Хакимов.

Перед Каримом Хакимовым стояла непростая задача: идеологически СССР и Саудовская Аравия были, мягко говоря, не близки: в Москве у власти стояли атеисты, призывавшие к мировой революции, в Эр-Рияде правил абсолютный монарх, исповедовавший ваххабизм – одно из самых жестких течений в исламе. Но прагматизм победил: Советы стремились поддержать независимые арабские государства, составлявшие конкуренцию господствовавшей тогда на Ближнем Востоке Великобритании, а молодая и бедная Саудовская Аравия нуждалась в любых союзниках.

Назир Тюрякулов, сменивший Хакимова на посту генкосула.

“Линия Коминтерна"  [на поддержку мировой революции] в Аравии практически не просматривалась, что было связано не только с неготовностью аравийского общества к появлению этого движения и поддержке его идей, но и с тем, что в движении аравийских эмиров для Советской России был важнее антианглийский, освободительный потенциал”, – отмечает востоковед Виталий Наумкин, научный руководитель Института востоковедения РАН. Поэтому два государства пытались, как могли, выстраивать взаимовыгодные отношения. 

Сейчас это звучит как бред сумасшедшего, но в начале 1930-х СССР помогал Саудовской Аравии с поставкой энергоресурсов: Назир Тюрякулов, сменивший Хакимова на посту советского генконсула, договорился с Абд-аль-Азизом о поставке в Саудовскую Аравию бензина и керосина. Пиком же двусторонних советско-саудовских отношений можно считать визит в Москву принца Фейсала, будущего короля Саудовской Аравии в 1964-1975 гг. 

Монарший визит

Визит принца Фейсала в Москву (Карим Хакимов сопровождал его лично).

Несмотря на теплый прием, поездка Фейсала в Москву была не слишком удачной: коммунисты вежливо отказались давать Эр-Рияду деньги в долг, напомнив, что отец Фейсала еще не расплатился за давешние поставки топлива. Другой проблемой в двусторонних связях был запрет советским мусульманам выезжать в Мекку и Медину на хадж – для советской власти такое было совершенно недопустимо.  

Тем не менее, обе стороны отозвались о визите Фейсала в Москву очень дипломатично, надеясь со временем решить все вопросы. Советский “Огонек” писал: “Торговое значение Аравийского полуострова возрастает с каждым годом. Большое международное значение самого факта существования независимого национального государства на Аравийском полуострове неоспоримо”, и подчеркивал важность приезда одного из наследников короля в Москву. Однако спустя всего пять лет все отношения с Саудовской Аравией рухнули.

Удар в спину

Назир Тюрякулов незадолго до расстрела.

В 1937-1938 гг., в самый разгар сталинского террора, сначала Назир Тюрякулов, а потом и Карим Хакимов, дипломаты, пользовавшиеся огромным уважением короля Абд-аль-Азиза, были отозваны в Москву. Там их, увы, ждала та же судьба, что и 600-700 тысяч человек (по самым умеренным оценкам), погибших в годы репрессий: дипломатов обвинили в шпионаже и расстреляли. Оба были реабилитированы посмертно, в 1950-х.

Король Абд-аль-Азиз пришел в ярость, узнав, что его друзья исчезли в СССР (наверняка об их расстреле он не знал, но понимал, что ничего хорошего Хакимова и Тюрякулова на родине не ждало). Он отказался принимать каких-либо других советских дипломатов на саудовской земле, и с 1938 года советско-саудовские отношения оказались на нуле. В том же году американская компания нашла в Саудовской Аравии нефть. Из никому не нужного государства бедуинов королевство начало превращаться в одну из важнейших региональных держав. 

Много позже, в 1985 г., саудовцы приняли решение, нанесшее огромный удар по экономике СССР, который к тому моменту тоже стал важным экспортером нефти. Эр-Рияд резко нарастил объемы добычи и продаж нефти, обрушив рынок и лишив Советы значительной части дохода. “Советский Союз потерял 20 миллиардов долларов доходов от экспорта энергоносителей. Продолжать и дальше импортировать в прежних масштабах то, без чего... страна жить не может, оказалось невозможно”, – писал об этом эпизоде в книге “Гибель империи” бывший премьер-министр России Егор Гайдар. 

По мнению Гайдара, именно саудовский демпинг прикончил советскую экономику. Возможно, это слишком большое упрощение, но отрицать, что саудовцы серьезно подорвали шансы больной социалистической державы на выживание, невозможно. Если бы Иосиф Сталин мог предположить подобное, он, возможно, с большим вниманием отнесся к тому, кого расстреливать.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен