Как размеры России стали ее большой проблемой

Насколько сложнее управлять страной, если она равна 26-ти Франциям и 47-ми Германиям?

Европейское ли государство Россия? Безусловно, и не только со времен Петра Первого. Скорее, с тех самых пор, когда русские земли оказали опосредованное влияние на развитие Европы, остановив движение орд монгольского хана Батыя на Запад. Монголы в 1241 году дошли до Венгрии и почти вторглись в Священную Римскую Империю. Но к тому времени армии Батыя были распластаны по огромному куску покоренных земель Руси. Русь будто поглотила, обессилила монгольское воинство – как она много позже сделает с армией Наполеона и еще позже - с фашистскими захватчиками.

Но именно своими размерами Русь и была неудобна – монголы и не думали ее, к примеру, захватывать. Слишком много городов на слишком большом расстоянии друг от друга – удобнее было контролировать их из столицы Орды, пока русские князья и их армии не собрались вместе и не вернули себе свою землю. Правда, по той же причине, из-за огромных расстояний, ушло у них на это больше 200 лет. Ведь каждое из княжеств было отдельной страной размером примерно с современную Бельгию или Албанию (средняя площадь Тверского княжества около 28 000 квадратных километров); русский князь объезжал свои владения не чаще раза в год. 

Расстояния как проклятье

Именно географические особенности стали причиной того государственного устройства, которое установилось в России. Практически невозможно было оперативно управлять страной из центра – из-за огромных расстояний. Мы привыкли смотреть на размеры стран «снаружи»; но вот несколько примеров, позволяющих представить расстояния в России изнутри.

В XV-XVI веках среднее расстояние между почтовыми станциями в Московском царстве составляло от 45 до 110 километров. Когда письма отправлялись из Москвы в Европу, только до границы они доставлялись примерно месяц. Регулярное почтовое сообщение, которым могли пользоваться граждане, наладилось по всей стране только в XIX веке, и почта обычно отправлялась с местной станции 2 раза в неделю.

В первой четверти XIX века дорога из Москвы в Санкт-Петербург занимала от 2 дней в быстром экипаже до 6 дней на обычных лошадях, которых можно было нанять на почтовой станции. В день лошади проходили от 110 до 160 километров, потом им надо было отдыхать. Шли они со скоростью 12-15 километров в час, 18-19 км/ч уже называли быстрой ездой! А страна к XIX веку уже простиралась от Хабаровска до европейских границ. В 1805 году графу Федору Толстому, возвращавшемуся с Дальнего Востока в Петербург, пришлось пересечь ее пешком, на лошадях и экипажах; на это у него ушел целый год.

Так при чем здесь государственное устройство? Когда до окраин вести из центра (а значит, и распоряжения) шли так долго, на местные должности приходилось посылать доверенных лиц. А там, на местах, они становились проводником и подобием власти, и осуществляли власть согласно указаниям правителя – но в то же время и согласно своим личным моральным (или аморальным) принципам.

Дефицит честных губернаторов

Историк и государственный деятель Николай Карамзин считал именно губернаторов залогом успешности власти в России: «Дайте России 50 честных губернаторов, и она подымется». Сравнивая Россию по признакам государственного устройства и управления с европейскими странами, не стоит забывать о ее размерах – 26 площадей Франции, 47 площадей Германии… Некоторые считают, что так «мерить» свою страну площадями других – бескультурно, но есть смысл задуматься и о том, насколько сложнее управлять страной такого размера (по сравнению с более «компактными» странами). И как сложно на таких расстояниях осуществлять масштабные реформы и проводить политику. В 1861 году в России было официально отменено крепостное право – но, скажем, в Иркутске реформу начали проводить только в 1882 году – пока «раскачивались», готовились...

Расстояния и размеры России неразрывно связаны с ее преступным миром. В России легко потеряться, исчезнуть. До сих пор в стране существуют места, где на сотни километров нет ни одного поселения человека, и по сей день проехать Россию из конца в конец на поезде занимает неделю. Для лихих людей в такой стране – раздолье. А законопослушные, обычные люди всегда стремились селиться сплоченно, близко друг к другу. Одинокие хутора и избушки на отшибе для России – скорее исключение. Не разбойники поймают – волки загрызут или медведь задавит.

Крестьяне-одиночки в наших широтах с хозяйством не справлялись. Успешно получалось выращивать и собирать урожай только «всем миром», с помощью всей деревенской общины. «Миром» выставляли от каждой деревни и солдат на службу, «миром» брались за наемные работы… Думаете, у дворян было по-другому? Нет – дворянская корпорация была столь же объединена взаимной зависимостью и поддержкой.

Получается, что география России – главная причина сплоченности русских и централизованности их власти. А как же наш индивидуализм, наша, порой демонстративная, самостоятельность? Они заметны потому, что это на самом деле компенсация – поодиночке мы делать почти ничего не можем. В глубине русский – человек общности, коллектива, дружеского круга, а уникальная география – одна из наших главных «скреп».

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен