Почему в «Заводном апельсине» говорят по-русски?

Кадр из фильма «Заводной апельсин»

Малолетние преступники в знаменитом романе Энтони Берджесса общаются на вымышленном языке «Надсат», в основе которого русский.

В 1962 году в разгар Холодной войны, английский писатель и лингвист Энтони Берджесс опубликовал роман «Заводной апельсин», в котором рассказал историю довольно жестокого подростка Алекса. По мотивам романа в 1971 году Стенли Кубрик снял одноименный фильм, номинированный на Оскар.

В книге герои общались на вымышленном языке «Надсат», в основе которого русский! Существует несколько объяснений, что таким образом хотел донести Берджесс. По одному из них, писатель хотел продемонстрировать подростковый максимализм - его герои делают все вопреки общепринятым нормам, в данном случае – не использовать английские слова.

Другая версия связана с отношением Запада к Советскому Союзу в 1960-х. Намеренное использование русского языка в «Заводном апельсине» могло быть расценено как угроза для послевоенной идентичности Запада. Бунтующие подростки используют "язык врага" и становятся от этого еще более опасными и отталкивающими.

Вот некоторые примеры, которые встречаются в этом вымышленном языке чаще всего. Кстати, в русском переводе слова «надсата» оставили в их латинской транскрипции. 

1. Nadsat («-надцать» буквально означает «на десять»)

Само название диалекта «Надсат» происходит от суффикса «-надцать», который имеет то же значение, что и английское «-teen», «подросток». Главные герои книги — олицетворение подросткового протеста. На первый взгляд их поступки кажутся устрашающими: они дерутся чуть ли не с каждым встречным, вламываются в чужой коттедж и избивают до полусмерти его хозяина. В их действиях много жестокости и совсем нет мотива. Сцены насилия приводят их в восторг, и они ни на секунду не задумываются о последствиях.

Взрослые их не понимают не только на уровне поступков, но и на уровне языка. Таким образом чувство взаимного недопонимания, столь распространенного во времена холодной войны, усиливается. Слова становятся оружием, а само общение почти невозможно.

2. Droog («drug», «друг»)

«There was me, that is Alex, and my three droogs, that is Pete, Georgie, and Dim»

«Компания такая: я, то есть Алекс, и три моих druga, то есть Пит, Джорджик и Тем»

Слово «droog» (в русском переводе «dru) встречается уже на первых страницах книги и сразу поражает и предупреждает читателя о перемещении в другой мир. 

С каждой страницей слово «drug» приобретает все большее значение в контексте всего романа, поскольку мы следим за внутренней борьбой Алекса, которая часто приводит к печальным последствиям, касающимся в первую очередь его друзей: Пита, Джорджа и Тёма. 

3. Moloko

«…after you'd drunk the old moloko… you got the messel that everything all round you was sort of in the past…»

«Выпьешь это хитрое молочко, свалишься, а в bashke одно: все вокруг bred и hrenovina, и вообще все это уже когда-то было».

В первой же сцене Алекс с друзьями пьет молоко в молочном баре Korova. Точнее напиток под названием «молоко-плюс» – молоко «плюс кое-какая добавка», а еще и какое-то «молоко с ножами». Как мы можем предположить ни то ни другое не предназначено для персонажа 15 лет.

«От него шел tortsh, и хотелось dratsing, хотелось gasitt кого-нибудь по полной программе».

4. Horrorshow («хорошо»)

«I gave him one real horrorshow kick on the gulliver and he went ohhhh, then he sort of snorted off to like sleep…»

«Еще разок я ему хорошенько приложил сапогом по tykve, он всхрапнул, вроде как засыпая, а
Доктор сказал: 
– Ладно, по-моему, хватит, урок запомнится».

Вымышленное слово «хоррошоу» происходит от русского слова «хорошо». Однако Энтони Берджесс нарочно неправильно написал это слово, прибавив к нему английское «хоррор», означающее «ужас». В русском переводе слово решили оставить как «хорошо», но заменили слово «голова», или как Берджесс пишет «gulliver», на жаргонную «tykve».

5. Veck/Chelloveck («человек»)

«"You're a big strong chelloveck," I said, "like us all"».

«Ты большой сильный tshelovec, – сказал я, – так же, как и все мы».

Алекс даже часто сокращает слово «chelloveck» до «veck», чтобы придать ему еще более уничижительный характер. Обычно так он обращается к своим жертвам и тем, кого презирает - бродягам, например. В русском он появляется немного по-другому - «tshelovec», но иногда вместо него используется «starikashka» и другие вариации.

6. Krovvy («кровь», «кровище»)

«One can die but once. Dim died before he was born. That red redkrovvy will soon stop».

«Sdohnutt можно только один раз. А Тем sdoh еще до рожденья. Вся эта кровища сейчас перестанет».

В «Заводном апельсине» к  слову «krov» добавлен суффикс «-y», чтобы оно звучало не так серьезно, как его первоначальная русская форма. Почему это сделано? Потому что Алекса мысль о крови совсем не пугает!

Кроме того, Берджесс не считает нужным помогать читателю в разгадке языка Надсат, особенно когда русское слово имеет еще более неясное значение. В данном случае описание «red red» является подсказкой к значению слова «krovvy».

В русском «кровь» оставили «кровью», зато появились «sdohnut» и «sdoh».

7. Oddy knocky («одинокий»)

«But where I itty now, O my brothers, is all on my oddy knocky, where you cannot go»

«Туда, куда я теперь пойду, бллин, я пойду odinoki, вам туда со мной нельзя»

Берджесс просто смеется над нами в данном случае. Человек, не знающий русского языка, вероятно, увидел бы в этом словосочетании два английских слова, дословно переводимых, как «странный» и «стук», а потом понял бы, что в таком случае эта фраза не имеет никакого смысла. По сути, это словосочетание является гибридом русского слова «одинокий» и английской фразы «on my own»(«сам по себе»). В русской версии «ваш старый drug Алекс» пойдет по жизни «odinoki».

8. Devotchka («девочка»)

«Yes? Who is it? It was a sharp's goloss, a youngish devotchka by her sound, so I said in a very refined manner of speech, a real gentleman's goloss».

«"Да? Кто там?" По голосу женщина, скорее даже kisa, поэтому я заговорил очень
вежливо, тоном настоящего джентльмена».

«Devotchka» звучит дерзко - именно так и общается наш антигерой Алекс. Услышав, что по телефону ему ответила «devotchka», он хочет поиграть, покровительственно включает «goloss» джентльмена. В русском переводе хулиганское обращение к девочке превратилось в «kisa». Что ж, вполне удачно, не так ли?

9. Interessovated («интересовать»)

«Oh? He had gotten me interessovatted now, dreaming of me like that»

«Да ну? – Мне даже интересно стало, что же он такое про меня увидел [во сне]».

Одна из самых смелых попыток использования русского языка во всей книге. Берджесс не только берет глагол «интересовать», но и добавляет английское окончание прошедшего времени, то есть интегрирует слово в другой язык.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен