СССР хотел смыть США огромным цунами. Как?!

Getty Images
Проект по уничтожению США при помощи огромной волны разрабатывался будущим лауреатом Нобелевской премии мира академиком Андреем Сахаровым.

С сентября 1961 года в The New York Times начали появляться сообщения: Советский Союз готовит испытания мощного взрыва. 100 миллионов тонн тринитротолуола должны были снести гигантской волной тихоокеанское и атлантическое побережье США. Проект под названием «Лавина» предполагал создание искусственного цунами, которое бы вызвало массовые жертвы среди мирного населения сродни взрыву ядерной бомбы.

Автором цунами-бомбы называют академика Андрея Сахарова, человека, ставшего одним из создателей водородной бомбы, который впоследствии получил Нобелевскую премию мира и стал считаться одним из величайших гуманистов 20 века. 

Как сделать катастрофу 

Смертоносный проект, больше напоминающий сценарий фильма «Послезавтра», чем реальные планы государства, не был русской идеей. Первые попытки вызвать управляемый цунами предприняли американцы. Их сверхсекретная операция называлась «Проект Seal» и суть ее была ровно в том же - смыть противника с лица земли сверхмощной волной.

Однажды офицер военно-морских сил Е. А. Гиббсон заметил, как расчистка коралловых рифом вокруг островов Тихого океана при помощи взрывных работ приводит к большой волне. Предположив, что размер волны прямо зависит от силы взрыва, военные решили проверить эту теорию. Испытания начались в 1944 году у берегов Новой Каледонии, где подорвали 3700 бомб, и позже рядом с Оклендом в Новой Зеландии.

«Это просто невероятно. Во-первых, что кто-то догадался создать оружие массового поражения на основе цунами... и во-вторых, что Новая Зеландия, кажется, настолько успешно над ним потрудилась, что оно могло бы и сработать», - вспоминал новозеландский режиссер Рэй Вару, обнаруживший отчеты об испытаниях в архивах Второй мировой войны.

Никита Хрущев

Советский Союз при этом очень быстро получил разведданные об испытаниях США и оценил идею. Советскому руководству она показалась куда более удачной, чем самолеты с ядерными боеголовками, которые могли отследить и сбить ПВО. Никита Хрущев, руководящий тогда страной, поручил проработать вопрос. 

«Я устыдился»

К тому времени в СССР уже была разработана своя водородная бомба, и одним из ее создателей был физик Андрей Сахаров. Группе ученых, в том числе и ему, предстояло заняться испытаниями бомбы в новых условиях - в воде. Проблема была в том, как ее доставить в нужное место подрыва.

В своих воспоминания Сахаров напишет: «После испытания “большого” изделия [водородной бомбы огромным размеров, прозванная царь-бомбой] меня беспокоило, что для него не существует хорошего носителя (бомбардировщики не в счет, их легко сбить) - т.е. в военном смысле мы работали впустую. Я решил, что таким носителем может явиться большая торпеда, запускаемая с подводной лодки». Удар планировалось делать по американской морской базе. «Конечно, разрушения портов - как надводным взрывом “выскочившей” из воды торпеды со 100-мегатонным зарядом, так и подводным взрывом - неизбежно сопряжено с очень большими человеческими жертвами», - писал Сахаров. 

Академик Андрей Сахаров

Сахаров поделился своей идеей с контр-адмиралом Петром Фоминым, который руководил ядерным вооружением флота и ядерными испытаниями. Фомин был шокирован проектом, назвал его «людоедским» массовым убийством мирного населения. «Я устыдился и больше никогда ни с кем не обсуждал идею своего проекта», - вспоминал Сахаров.

Зато другие методы доставки заряда обсуждались активно. Предполагали, что можно выпустить торпеду со сверхмощным зарядом на безопасном расстоянии, установив на нее часовой механизм. Таким образом, она бы взорвалась в нужное время, вызывая цунами. Еще один вариант - превратить торпеду в мину замедленного действия и оставить у берегов США. Подорвать ее можно было в любое время.  

Это действительно могло сработать?  

И да, и нет. Конечно, от сверхмощной бомбы поднялась бы волна, но ожиданиям, как показали испытания, она бы не соответствовала. К такому выводу пришли и в США, и в СССР.

Физик Борис Альтшулер, например, рассказывает, как в Физический институт РАН в 2002 году приезжало несколько американских физиков-ядерщиков. «И один из них рассказывал мне в частной беседе, что когда он в молодости работал в Лос-Аламосе, ему поручили рассчитать параметры водородной бомбы, подрыв которой в глубине океана создаст волну, способную уничтожить СССР». Он честно провел расчеты и пришел к выводу, что создать цунами высотой один километр в Северном Ледовитом Океане вполне возможно. Но вывод его отчета был негативным - географические размеры Советского Союза делают всю затею бесполезной. «До Москвы и сибирских ядерных шахт волна не дойдет. Не говоря уже о том, что эта волна пойдет концентрическими кругами во все стороны, включая США, Канаду и Европу», - говорилось в их отчете.

Сотрудник Сахарова по созданию супербомбы, Юрий Смирнов, также говорил, что ничего не получится. Атлантика слишком мелководна, а гигантское цунами в Тихом Океане приведет только к уничтожению Калифорнии. Дальше волну не пропустят Кордильеры, что делало ее с военной точки зрения бесполезной.

США закрыли проект, и Хрущев внял доводам военных и ученых и отменил приказ оснащать подводные лодки водородными бомбами.

Что за человек был Сахаров? 

Когда Сахаров писал мемуары, он уже давно не испытывал симпатии к советскому правительству и признавался: «Я создавал иллюзорный мир себе в оправдание». Но в 1950-е годы он был убежденным коммунистом и верил - США, страна, испепелившая Хиросиму и Нагасаки, может когда-то сделать то же самое и с его собственной страной. 

Более того, он считал, что отвести эту угрозу - его нравственный долг, и никогда не выказывал угрызений совести за участие в «людоедских» проектах (за которые ему присвоили звание академика уже в 32 года). Они, верил Сахаров, сдерживают мир от третьей мировой войны. «Сегодня термоядерное оружие ни разу не применялось против людей на войне. Моя самая страстная мечта (глубже чего-либо еще) - чтобы это никогда не произошло, чтобы термоядерное оружие сдерживало войну, но никогда не применялось». 

Андрей Сахаров

«Он жил слишком долго в каком-то предельно изолированном мире, где мало знали о событиях в стране, о жизни людей из других слоев общества, да и об истории страны, в которой и для которой они работали», - отмечал Рой Медведев, писатель-историк, исследователь биографии Сахарова и его современник.

К 1975 году, когда Сахаров стал лауреатом Нобелевской премии мира, он уже был голосом диссидентского и правозащитного движения и одним из главных разоблачителей преступлений Сталина для западной аудитории. 

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен