Вопиющие ляпы и ошибки сериала «Последние цари» от Netflix

Adrian J. McDowall/Netflix, 2019
Создатели нового американского сериала о жизни последних Романовых попытались совместить дотошный ликбез с захватывающим зрелищем, полным невероятной красоты, трагизма, секса и насилия. Но у них все равно получилась «клюква». Где они просчитались?

Если для россиян и был шанс серьезно отнестись к сериалу «Последние цари», то он мгновенно развеялся после публикации скриншота кадра из фильма, где изображена Красная площадь в 1905 году (он сразу превратился в мем). На ней, как вы видите, стоит Мавзолей Ленина - до боли знакомый нам, но, вероятно, не вызывающий вопросов у большинства американцев.

Фотографию, судя по всему, просто купили на хостинге Getty Images, где он выдается по запросу «Red Square in winter». 

И эта вопиющая ошибка, которую заметил бы даже начинающий историк, – далеко не единственный момент, когда «Последние цари» повергают в тягостное недоумение всех, кто хоть немного разбирается в истории России начала XX века. Мавзолей, оказавшийся на Красной площади в 1905 году, прекрасно подходит сериалу в качестве эмблемы, поскольку исторических несуразностей здесь очень много.

Лучшие побуждения

«Последние цари» были довольно амбициозным проектом. Для Netflix его сняли на студии Nutopia, которая декларирует в качестве своей цели поиск «нового жанра телевидения – "megadoc", который сочетает в себе традиции эпического кинематографа и драматургии с первоклассной документалистикой». Шесть серий «Царей»  охватывают все трагическое правление Николая II: от коронации в 1894 году до расстрела в 1918-м.

Говорить с массовым зрителем об этом периоде – задача не из легких. События, которые освещают «Последние цари», оказали огромное влияние на весь мир, не говоря уже о России. Без краха Российской империи Николая II были бы невозможны Февральская и Октябрьская революция 1917 года, Гражданская война и создание СССР, первого коммунистического государства планеты. Сохрани Николай трон, и, возможно, по совершенно другому сценарию развивалась бы и Вторая мировая война (если бы она вообще состоялась: у Адольфа Гитлера не было бы возможности играть на страхах Запада перед СССР), и вся последующая мировая история. 

Русские революции начала XX века – важнейшая и очень сложная для интерпретации тема. Показать их в развлекательном формате, сочетая драму и фансервис с трактовкой исторических событий – серьезный вызов для шоураннеров. «Последние цари» этот вызов приняли, но потерпели сокрушительное поражение. Почему?

Множество ошибок

Сериал полон досадных промахов. С одной стороны, «Последние цари» развенчивают некоторые древние мифы, вроде того, что Григорий Распутин был любовником императрицы Александры. Но, исправляя одни ошибки, создатели сериала допускают множество других. 

Некоторые из них – просто вопиющие. Так, рассказчик называет Думу «elected government» (избираемое правительство), хотя довольно очевидно, что это парламент, орган законодательной власти, в то время как правительство относится к власти исполнительной. Это было бы легко даже прогуглить: нижняя палата парламента называется в России Думой и сейчас. 

В другой момент рассказчик упоминает Анастасию и Милицу, дочерей черногорского короля, живущих при русском императорском дворе, и говорит: «в России их называли «черными принцессами». Такого прозвища не существовало – видимо, сценаристы просто перепутали слова «черный» и «черногорский». И тут проблема не в трактовке неоднозначных исторических реалий, это элементарная глупость, которой бы не случилось, если бы создатели проконсультировались хотя бы с простым русскоязычным зрителем, не говоря уже об историке. 

Еще одна раздражающая вещь в «Последних царях» – сомнительные с исторической точки зрения сцены, которые, кажется, добавили просто ради того, чтобы было «погорячее». Распутин домогается раненой дочери Столыпина на глазах у отца. Великая княжна Мария Николаевна, уже в доме Ипатьева, целуется с охранником-большевиком. Революционер Иван Каляев, взорвавший дядю царя великого князя Сергея, перед расстрелом кричит: «F*ck the Czar!» (целомудренный перевод – «К черту царя!», хотя по смыслу ближе к чему-то более матерному). Вряд ли бы русский интеллигент начала XX века выражался бы именно так. (Да и вообще, его не расстреляли, а повесили). Впрочем, кому какое дело? В «Последних царях» даже члены царской семьи ругаются, как сапожники.

Неряшливость

Главным преимуществом «Последних царей» должен был стать оригинальный формат сериала, но в итоге именно он окончательно хоронит его. С одной стороны, мы видим костюмированную драму, где Николая, его семью, врагов и союзников играют профессиональные актеры. С другой, это еще и ток-шоу с «говорящими головами», где компания западных историков во главе с Симоном Себагом Монтефиоре, автором известной книги «Романовы» рассказывает зрителям о том, что происходило в России в начале XX века. 

Создатели сериала явно хотели убить двух зайцев и совместить историю в духе «Игры престолов» (с привлекательными персонажами, сексом и насилием) с серьезным и поучительным рассказом о важных событиях прошлого. В итоге пострадали оба продукта. Когда сначала мы видим сцену, где Николай страстно занимается любовью с императрицей (ну или Распутин сношает буквально все, что движется), а через секунду Симон Монтефиоре с серьезным лицом рассказывает об экономическом кризисе в Российской империи, это разрушает впечатления и от эротической сцены, и от Монтефиоре. Вышло слишком хаотично и фрагментарно. 

Стереотипы и упрощение

Помимо всего прочего, «Последние цари» полны довольно примитивной «клюквы». Крестьянская жизнь показана в стилистике диснеевского мультика: когда Распутин идет по зеленым лугам, не хватает только птичек, которые вились бы вокруг него, как у Белоснежки. Москва и Петербург представлены блестящими дворцами. Плохие русские, особенно большевики, пьют, как не в себя. Все это мы уже видели, и, казалось бы, от сериала Netflix 2019 года можно ждать чего-то лучше.

Кроме того, сериалу явно не по силам задача, которую он взваливает на плечи: всего за шесть 45-минутных эпизодов показать трагическое падение европейской династии. Сложные и противоречивые фигуры, которым посвящены тома биографий, сведены до уровня картонных персонажей. Это дядя царя Сергей Александрович, он плохой и авторитарный. Это мать царя Мария Федоровна, она мудрая, но ее не слушают. Это Иван Каляев, он революционер-фанатик. Довольно примитивно. 

Вердикт

Есть ли в «Последних царях» что-то хорошее? Да: авторы сериала, несмотря на склонность до предела упрощать историю, довольно взвешенно подходят к ее сути. Ни царь, прозванный Кровавым, ни восставший против него народ не показаны как чудовища. Все здесь, скорее, жертвы обстоятельств. Николай был добрым человеком, но плохим правителем, и авторы сочувствуют как ему, так и народу, который толкает к революции существование в невыносимых условиях. Полностью в кровавом и страшном конце Романовых не виноват никто – но немного виновен каждый. «Последние цари» пытаются передать это тягостное ощущение, и за это их можно похвалить. 

К сожалению, это единственное. Неряшливая реализация, зашкаливающее количество исторических неточностей и попытка впихнуть в короткий сериал больше двадцати противоречивых и сложных лет полностью убили изначально неплохую идею. Остается надеяться, что когда-нибудь другой автор российский или зарубежный, сможет заново рассказать печальную историю о конце дома Романовых, научившись на ошибках предшественников.

 

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен