Россия и русские в романах зарубежных писателей

Russia beyond (Фото: Иван Шишкин, общественное достояние)
Наша далекая северная страна и ее суровые обитатели привлекали литераторов со всего света. Многие хотели поместить своих героев в декорации России или добавить остроту в виде русского персонажа в свой роман.

О России написаны десятки мемуаров и дневников. Многие классики, такие, как Джон Стейнбек, Джон Рид, Герберт Уэллс, Габриэль Гарсиа Маркес и другие, оставили яркие свидетельства о своих поездках в Россию

Современные авторы тоже пристально вглядываются в Россию и пишут документальные книги о русском балете, мафии, сталинском времени и ужасах войны и ГУЛАГа. 

Но что же художественная литература? Как она переосмысливала Россию?

1. Даниэль Дефо «Робинзон Крузо», 1719

Большинство прекрасно знает первую часть невероятной истории Робинзона Крузо, который из-за кораблекрушения попал на необитаемый остров,  где провел 28 лет.

Но существует и продолжение истории - вторая менее известная книга называется «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо», и в ней уже известный герой отправляется по делам в Азию, возвращается домой через всю Сибирь, а также север европейской части России, чтобы выплыть из Архангельска в Англию.

Действие происходит в 1703 году, Сибирь он описывает как дикое место и называет Россию: «варварской, бессильной и плохо управляемой толпой рабов» страной. В Тобольске, одном из главных сибирских городов того времени, Робинзон провел восемь месяцев, и это произвело на него неизгладимое впечатление. «Морозы были так сильны, что на улицу нельзя было показаться, не закутавшись в шубу и не покрыв лица меховой маской или вернее башлыком с тремя только отверстиями: для глаз и для дыхания. В течение трех месяцев тусклые дни продолжались всего пять или шесть часов, но погода стояла ясная, и снег, устилавший всю землю, был так бел, что ночи никогда не были очень темными».

Однако в Сибири встретил Крузо не только варваров, но и вполне приличных людей - ссыльных дворян, военных, князей и прочих представителей знати.

2. Александра Дюма «Учитель фехтования» 1840 

Полное название романа на французском гласит «Записки учителя фехтования, или Восемнадцать месяцев в Санкт-Петербурге». По сюжету к автору попадают записки учителя фехтования, сделанные в России. Оказалось, что многие его ученики впоследствии стали декабристами - участниками восстания 1825 года в Санкт-Петербурге. Бунт был подавлен, а декабристы сосланы в Сибирь. 

Дюма поднимает весьма романтический аспект тех событий и рассказывает историю «жен декабристов». Так француженка Луиза отправляется в Сибирь вслед за своим женихом, русским графом Анненковым, а учитель фехтования вызывается быть ее спутником. Кстати, у Луизы был прототип - модистка Полина Гебль, которая обратилась лично к царю, чтобы тот разрешил ей поехать в Сибирь и обвенчаться с декабристом. Ее история и вдохновила Дюма на роман. 

В романе Дюма демонстрирует невероятные знания Санкт-Петербурга, подробно описывая улицы и реалии жизни города, а также само восстание. 

Кстати, роман был запрещен царской цензурой в России именно из-за описания восстания декабристов, хотя конечно многие смогли прочитать роман. Впервые официально он был опубликован лишь в советское время, в 1925 году. 

3. Жюль Верн «Михаил Строгов», 1876

«Двадцать тысяч лье под водой», «Дети капитана Гранта», «Таинственный остров» - все эти приключенческие романы мы любим с детства и они включены в школьные списки факультативного чтения. Но в их числе нет «Михаила Строгова», романа, известного также под названием «Курьер царя». Одна из немногих книг Жюля Верна, которая была напечатана в России с задержкой аж в 20 лет. 

И не мудрено. Фабула романа мягко говоря не имеет исторической достоверности. По сюжету, между «подвластными России кочевниками Туркестанского края» вспыхивает восстание, которое грозит охватить всю Сибирь. Русский царь отправляет своего доверенного посланника Михаила Строгова в Иркутск, чтобы предупредить местного губернатора о готовящейся государственной измене. В пути Строгов попадает в самые разные приключения, его даже берут в плен повстанцы, но герой встречает настоящих друзей и они вместе храбро преодолевают все препятствия. 

Кстати, чтобы не навредить и так напряженным дипломатическим отношений между Россией и Францией, издатель Верна показал рукопись Ивану Тургеневу, который жил во Франции. Руководствуясь комментариями Тургенева, Верн поправил многие детали, касавшиеся восстания.

4. Вирджиния Вулф «Орландо», 1928

Вирджиния Вулф обожала русскую литературу и испытала огромное влияние Федора Достоевского, Льва Толстого и Ивана Тургенева, у каждого научившись литературным приемам и психологизму в описании персонажей. Действие ее сатирического романа «Орландо» происходит в Англии, однако, в книге есть яркая русская тема, в которую Вулф вложила свои представления о России, русской душе, русском искусстве и литературе. Впрочем, с реалиями и историческими деталями писательница обращается весьма вольно.

В эпоху «Великих морозов» 1607 года главный герой романа, Орландо, на замерзшей Темзе встречает грациозно катающуюся на коньках Сашу, дочь русского посла. Вулф описывает, что героиня была одета в «свободный камзол и шальвары по русской моде» и своим экзотическим видом поразила героя. В реальной жизни русские девушки так не одевались, этот наряд напоминает костюм в духе «Русских сезонов» Дягилева, которые популяризировали сказочный «русский стиль».

Также Вулф описывает русское посольство, с которым Саша прибыла в Лондон на коронацию Якова I. Это люди мало цивилизованные и загадочные. «В своих огромных бородах, под меховыми шапками, они почти всегда молчали, пили какое-то темное пойло, то и дело его сплевывая на лед».

5. Джонатан Литтелл «Благоволительницы», 2006

Мировой бестселлер, получивший множество наград, описывает события Второй Мировой войны, с того времени, как в нее вступил Советский Союз - с 1941 по 1945 год, вплоть до падения Берлина. 

Главный герой, от лица которого ведется повествование, - офицер СС Максимилиан Ауэ прибывает в СССР с целью карательных операций. Он описывает страшные события, свидетелем которых он становится: от расстрела евреев в Киеве до Сталинградской битвы. 

Литтелл с невероятной точностью воспроизводит яркие русские типажи: колхозниц, мужиков с аккордеонами. Кроме того, в романе есть несколько отсылок к русской литературе, а самого героя можно сравнить с Печориным, персонажем «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова. И даже сцена Ауэ дуэли с сослуживцем - реверанс в сторону русской литературы. Да и сама форма произведения очень напоминает классический русский роман.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен