Как норвежский полярник Нансен спасал голодающих в России

Kira Lisitskaya (Photo: Topical Press Agency, ullstein bild/Getty Images)
Страшные фотографии истощенных голодом людей, которые Нансен показал на Западе, шокировали общественность и помогли ему организовать помощь.

Один из самых знаменитых норвежцев в истории, Фритьоф Нансен внес огромный вклад в изучение Арктики, став вдохновляющим примером и героем для целого поколения полярных исследователей. Он также добился серьезных успехов в зоологии и океанографии и даже первым в истории пересек на лыжах ледниковый покров Гренландии.

Однако Нансен прославился не только своими экспедициями и научными достижениями. Хорошо известна его гуманитарная деятельность, отмеченная Нобелевской премией 1922 года. На его счету оказание помощи военнопленным Первой мировой, беженцам в послевоенной Европе и пострадавшим от турецкого геноцида армянам. Особая страница в его биографии — спасение голодающих в Советской России в начале 1920-х годов.

Катастрофа

Одна из фотографий, сделанных Нансеном в России во время поездки по голодающим областям в 1921 году.

Главными причинами страшного голода 1921-1922 годов стали Гражданская война, нарушившая все экономические связи в стране, и жестокая засуха, уничтожившая пятую часть всех посевов. Масла в огонь подлило советское правительство, которое в этих и так тяжелых условиях усилило реквизицию зерна у населения.

В итоге, голод охватил огромные территории страны, на которых проживало более 90 миллионов человек: от степей Казахстана и Уральских гор до Поволжья, Южной Украины и Крыма. «Избы стояли покинутые, без крыш, с пустыми глазницами окон и дверных проемов. Соломенные крыши изб давным-давно были сняты и съедены. В деревне, конечно, не было животных — ни коров, ни лошадей, ни овец, коз, собак, кошек, ни даже ворон. Всех уже съели. Мертвая тишина стояла над занесенными снегом улицами», — вспоминал очевидец тех событий социолог Питирим Сорокин. 

Голодающие в России, 1922 год.

Ситуация стала выходить из под контроля советского руководства. Среди населения началось повальное бегство, стремительно росла смертность, распространялся каннибализм. Долго скрывавшие реальное положение дел в стране, большевики были вынуждены летом 1921 года публично обратиться к мировой общественности с призывом о помощи. И эта помощь пришла.

«Миссия Нансена»

Для того, чтобы страны Запада и Советская Россия, испытывавшие неприязнь и недоверие друг к другу, смогли договориться об организации и условиях оказания помощи, им понадобился человек, обладавший высоким авторитетом и пользовавшийся уважением по обе стороны. Им и стал Фритьоф Нансен, к этому времени оставивший в силу возраста свои арктические экспедиции в прошлом и сосредоточившийся на гуманитарной деятельности в рамках Лиги Наций. Он возглавил учрежденный Международный комитет помощи голодающим в России, известный также как «Миссия Нансена». 

Осенью того же года Нансен посетил Россию, чтобы самому оценить, насколько велики масштабы голода. «Самым ужасным было посещение кладбища, на котором была гора из 70 или 80 голых трупов, большинство из которых принадлежали детям, умершим за последние два дня, и привезенных сюда из приютов или просто подобранных на улицах», — вспоминал пораженный норвежец: «Для могильщиков было невозможно справиться с захоронением такого количества умерших, потому что земля была мерзлой и копалась очень тяжело, поэтому из тел несчастных вырастали горы. Многие трупы вообще оставались лежать на улицах и в домах, потому что не было возможности отвезти их на кладбище». 

Нансен в харьковском отделении «Миссии Нансена», 1923 год.

Вернувшись из России, он совершил ряд поездок по странам Европы и США, где демонстрировал жуткие фотографии и призывал к оказанию помощи голодающим не только руководителей государств, но и простых граждан. В итоге, «Миссия Нансена» привлекала к сотрудничеству более тридцати благотворительных организаций, активно включившихся в борьбу с голодом. В их числе: Международный союз помощи детям (МСПД), Общество друзей (квакеров), Международный Красный Крест и ряд его региональных представительств. 

Организация помощи

В Россию прибыли сотни сотрудников «Миссии Нансена». При детских домах, на железнодорожных станциях, при заводах в наиболее пострадавших районах (Поволжье и Украине) были открыты бесплатные столовые. В деревни направлялись полевые кухни, которые в количестве 210 штук «Миссии» подарил МСПД. Каждая из них за раз могла накормить несколько сотен человек.

Голод в России.

Один голодающий получал в день пол-литра супа и чуть более 100 грамм белого хлеба. Кроме того, сотрудники «Миссии» раздавали присланные гражданами западных стран посылки с мукой, консервированным мясом, изюмом, рисом, сардинами, какао и другими продуктами.

Комитет неуклонно увеличивал свои поставки. Так, с марта по май 1922 года объемы продовольствия для одного только поволжского города Саратова, выросли почти в 2,5 раза. В общей сложности к лету Нансеновская организация кормила в России 1,5 миллиона детей и взрослых.

Народный любимец

«Миссия Нансена» не была ведущей благотворительной организацией, боровшейся с голодом на территории России в начале 1920-х гг. Куда большими ресурсами обладала негосударственная Американская администрация помощи. На ее долю приходилось до  90% всех поставок продовольствия.

Продовольствие от Американской администрации помощи.

Тем не менее, среди всех иностранцев, оказывавших помощь голодающим, русские лучшего всего относились именно к Фритьофу Нансену. Он хорошо знал Россию и ее граждан, не высказывал открытой неприязни к большевизму и выступал за нормализацию отношений между советским правительством и руководителями западных стран. 

Фритьоф Нансен несколько раз посещал Россию, тщательно проверяя, насколько эффективно действовала здесь его «Миссия». Когда его как-то спросили, не страшно ли ему разъезжать по голодному и тифозному Поволжью, он ответил: «Было в моей жизни еще страшнее. А здесь хороший народ тяжко страдает».

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен