Как на Красной площади хотели построить НЕКРОПОЛЬ для вождей

Mos.ru
Один из проектов предполагал, что гигантский пантеон будет возведен на месте ГУМа и еще половины «Китай-города».

В истории был всего один реальный шанс, когда Мавзолей Ленина на Красной площади мог всерьез остаться без саркофага, а у Кремлевской стены образовалась бы вереница раскопанных могил. Поводом к этому стала смерть Иосифа Сталина 5 марта 1953 года.

Когда Сталин умер, остро встал вопрос, что делать с его телом? Вариант «просто закопать» не рассматривался, поток желающих проститься не заканчивался спустя недели и некоторым стоил жизни. На время тело поместили в мавзолей к Ленину, поставив их саркофаги один рядом с другим, а над входом под крупными буквами «ЛЕНИН» появился «СТАЛИН».

Но и без того тесный мавзолей, как тогда казалось, должен был стать временным вариантом. На следующий же день после смерти «вождя народов» в прессе появилось партийное постановление - в Москве появится Пантеон. 

Больше Ватикана

Речь шла именно о пантеоне наподобие римского «Храма всех богов». Мемориальная усыпальница вместила бы «великих людей Советской страны» - тех самых, кто похоронен у Кремлевской стены; туда же с большой помпой должны были переехать саркофаги Ленина и Сталина. И как настоящий Пантеон, архитектурно большевистский некрополь должен был восхищать своей монументальностью. Скульптуры, барельефы, мемориальные доски, живопись и мозаика и, главным образом, размер всего комплекса - ничего не могло быть тут скромным.

Руководствуясь логикой «чем больше, тем лучше», под проект предположительно отвели 500 тысяч квадратных метров или площадь, превышающую размеры Ватикана! Оставалось два концептуальных вопроса: как именно должен выглядеть некрополь и, главное, где его разместить?

В том же официальном заявлении был объявлен открытый конкурс на лучшее архитектурное решение. Принять участие могли не только профессиональные архитекторы, но и простые граждане. Срок подачи работ ограничили 1 ноября, после чего в комиссию при Академии архитектуры СССР направилась вереница проектов - некоторые довольно экстравагантные. 

Снести исторический центр

Изначально наибольшее внимание привлек проект архитектора Николая Колли - он также проектировал некоторые станции метро, стадионы, административные центры и работал с известным французским архитектором Ле Корбюзье. Будущий мемориальный комплекс он предложил сделать в стиле советского монументального неоклассицизма с мотивами римского Пантеона, и разместить его непосредственно напротив Кремля, по другую сторону Красной площади. Только вот ради этого пришлось бы снести ГУМ и целый квартал исторической застройки «Китай-города», включая Политехнический музей. 

Однако главная загвоздка казалась тогда партийной верхушке не в этом. Правительственная трибуна на Пантеоне оказывалась напротив существующего мавзолея. Во время парадов колоннам войск пришлось бы проходить с равнением направо, что не соответствовало установленному порядку. Поэтому начали рассматриваться другие варианты расположения.

Было, например, предложение построить Пантеон за рекой напротив Кремля, в районе Софийской набережной. Неподалеку от него уже давно планировался один из самых грандиозных градостроительных проектов - Дворец Советов: исполинских размеров высотка с гигантской статуей Ленина на крыше. Но и от этого места в итоге отказались. 

Позже партия сделала уточнение: «Пантеон соорудить в Москве, в трех с половиной километрах южнее нового здания МГУ на землях Воронцовского витаминного института». 

Среди других вариантов Пантеона были и весьма неоднозначные. Один из них прислал рабочий: он предложил возвести две гигантские статуи, Ленина и Сталина, что держаться за руки и смотрели вдаль, «в светлое советское будущее», и расположить некрополь… непосредственно в них. Но напоминало это, скорее, огромный комод, потому что прах коммунистов, согласно его идее, должен был храниться в заранее заложенных многочисленных нишах на внешних поверхностях скульптур.

Были среди предложений и проекты с огромным глобусом вместо купола, и Пантеон в виде огромного яйца, поставленного (почему-то) «на попа». Но ничего из этого не воплотилось в реальность. 

Покидая мавзолей  

В апреле 1955 года советский писатель Александр Твардовский написал в дневнике, что Пантеон «словно канул в забвение среди насущных дел». Дело в том, что проект свернули без какого-либо анонса и разъяснений.

Впрочем, за объяснениями далеко ходить не пришлось. Уже через год после записи Твардовского случился знаменитый 20-й съезд Коммунистической партии Советского Союза, на которой Никита Хрущев произнес знаменитую речь с осуждением Сталина и его диктатуры. Начался снос памятников по всему СССР и, очевидно, о сооружении помпезной усыпальницы речи больше не шло. Тогда же началась тотальная борьба с «архитектурными излишествами» сталинского времени, поэтому так и не увидели свет и многие другие проекты, включая амбициозный Дворец Советов.

В общей сложности, рядом с мумией Ленина тело Сталина провело в мавзолее семь лет, но переехало не в коллективную усыпальницу, а под Кремлевскую стену. Причем, тайно и ночью, чтобы не провоцировать «сталинистов». 

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен