Почему Сталин не спас своего сына из немецкого плена

Global Look Press
К своему первенцу Сталин относился как к обычному советскому солдату. Отправляясь на войну, Яков Джугашвили попал отнюдь не на теплое местечко в штаб, а в самое пекло на передовую.

«Мне стыдно перед отцом, что я остался жив», — заявил немцам во время допроса сын Иосифа Сталина Яков Джугашвили. Советский вождь, крайне негативно относившийся к сдаче красноармейцев в плен, оказался перед одной из самой тяжелых ситуацией в своей жизни — теперь у врага находился его собственный ребенок.   

Сложные отношения

Яков был сыном Сталина от его первой жены Екатерины (Като) Сванидзе. Поскольку мать умерла вскоре после родов, а отец все свое время проводил то в революционной борьбе, то в ссылках, воспитанием ребенка занималась тетка.

В 1921 году в возрасте четырнадцати лет Яков Джугашвили (носивший настоящую семейную фамилию) переехал из Грузии в Москву и только тогда в первый раз увидел отца. Отношения между двумя родственниками, которые практически не знали ничего друг о друге, складывались тяжело.

Яков Джугашвили (крайний справа).

Сталин был категорически против первого брака Якова, что вызвало между отцом и сыном серьезный конфликт. К этому прибавилась и личная трагедия Джугашвили — в младенчестве умерла его дочь. В итоге, он неудачно попытался застрелиться, и только усилиями кремлевских врачей остался жив.

Старший сын советского лидера не всегда и не во всем противостоял своему отцу. Будучи инженером-турбинистом, он по настоянию Сталина все-таки закончил Артиллерийскую академию РККА. В мае 1941 года, за месяц до вторжения Германии в СССР, старший лейтенант Яков Джугашвили был назначен командиром артиллерийской батареи.    

Плен

Когда началась война, советский лидер не сделал ничего, чтобы как-то уберечь от нее сына. Тот отправился на фронт как обычный командир Красной Армии с простым отцовским напутствием — «Иди воюй!»

Вот только воевать Якову пришлось недолго. Уже в начале июля 1941 года части его 20-й армии попали в окружение в Белоруссии, а 16 числа при попытке прорваться к своим старшего лейтенанта Джугашвили взяли в плен. 

Немцы очень скоро поняли, кто попал им в руки — Якова выдали несколько его сослуживцев. Нацисты отнюдь не собирались устраивать публичную казнь сына их главного врага. Напротив, им было выгодно привлечь Джугашвили на свою сторону, использовать его в своих пропагандистских кампаниях, натравить младшего «Сталина» на старшего.

С Яковом обращались предельно корректно и вежливо, на допросах спрашивали не только о военных делах, но и о его политических взглядах, спорили о методах управления государством Сталиным, указывали сыну на ошибки отца и подчеркивали изъяны идеологии большевизма. «Обработка» военнопленного, однако, не привела ни к каким результатам — Джугашвили отказывался идти на сотрудничество с немцами в любом виде.

Тем не менее, усилиями пропагандистской машины Третьего Рейха новость о пленении сына всесильного Сталина стала хорошо известна в СССР. Несмотря на то что Джугашвили специально подчеркивал на допросах, что в плену он оказался вынужденно, немцы открыто заявили, что его сдача была совершенно добровольной. На первых порах в эту версию поверил и сам Иосиф Виссарионович.

Солдата на фельдмаршала

Благодаря поступающим в Кремль данным об обстоятельствах пленения его сына и особенностях его поведения в плену Сталин вскоре изменил свое мнение о Якове и больше не считал его предателем и трусом.

Яков Джугашвили после попадания в плен к немцам.

Для спасения Джугашвили было организовано несколько спасательных миссий. К операциям даже были привлечены испанские коммунисты, вынужденные после поражения в Гражданской войне бежать из Испании в Советский Союз и обладавшие ценным опытом диверсионной и партизанской войны. Все попытки освободить Якова, однако, провалились.

После Сталинградской битвы немцы при посредничестве шведского дипломата графа Фольке Бернадотта и Красного Креста обратились к Сталину с предложением обменять его сына на фельдмаршала Фридриха фон Паулюса и несколько десятков высокопоставленных офицеров 6-й армии, находящихся в советском плену. Гитлер дал обещание народу Германии вернуть генералов домой.

О том, что Сталин думал тогда по поводу этого обмена сегодня можно только гадать. Как было принято считать в послевоенное время в Советском Союзе, на предложение немцев лидер СССР холодно ответил: «Я солдата на фельдмаршала не меняю». Никаких документальных подтверждений, что эта фраза действительно была произнесена, однако, нет.

Как вспоминала дочь вождя Светлана Аллилуева, чуть позже этих событий, зимой 1943-1944 годов взволнованный и раздраженный отец как-то упомянул о той несостоявшейся сделке: «Немцы предлагали обменять Яшу на кого-нибудь из своих… Стану я с ними торговаться! Нет, на войне — как на войне».   

Яков Джугашвили на допросе.

Маршал Жуков писал в своих «Воспоминаниях и размышлениях», что однажды, во время прогулки он поинтересовался у Сталина о его старшем сыне. Тот задумчиво сказал: «Не выбраться Якову из плена. Расстреляют его фашисты…» Помолчав, он добавил: «Нет, Яков предпочтет любую смерть измене Родине».

Действительно, Джугашвили продолжал проявлять упорство, и первоначальное хорошее отношение к нему со стороны немцев быстро сменилось на предельно жестокое. В итоге, не сумев использовать его ни в пропагандистских целях, ни в обмене, они потеряли к нему всякий интерес.

14 апреля 1943 года Яков бросился на находящуюся под напряжением колючую проволоку концентрационного лагеря Заксенхаузен и тут же был застрелен часовым. Хотел ли он тем самым покончить собой, сбежать, или эту смерть организовали сами немцы остается неизвестным до сих пор.

Было интересно? Тогда подпишитесь на страницу Russia Beyond на фейсбуке
А вот еще

Наш сайт использует куки. Нажмите сюда , чтобы узнать больше об этом.

Согласен